Эра гнева и год восстания

«Глубинный народ» выбирает между элитами и средним классом
AP

«2020-й запомнится вместе с 1848-м и 1968-м как год кризиса и глобального восстания», – пишет британская Evening Standard. Протестами охвачено 40 стран на всех континентах. Демонстранты выходят на улицы с антиправительственными лозунгами, прорывают оцепления и строят баррикады в сотнях городов во всех частях света. А впереди возможная вторая волна пандемии, продолжение экономического кризиса, выход Великобритании из ЕС, непростые выборы в США. Не говоря уже про черных лебедей, которые теперь летают стаями.

«Эру гнева» еще два года назад спрогнозировали авторы доклада о глобальных рисках, подготовленного к Давосскому форуму 2019 г. Они провели исследование и выяснили, что 59% респондентов в развитых странах ожидают роста «общественного гнева против элиты». Наконец гнев накопился в товарных количествах.

Но движимые гневом народы идут в разные стороны. «В Америке бунтуют капризные, инфантильные, богатые миллениалы. А в бедной Белоруссии настоящие миллениалы, настоящее поколение будущего, вышли за свою свободу против диктатора», – описывает эту диалектику Юлия Латынина. Но за симпатиями и антипатиями либерального публициста маячит объективная реальность. Времена, когда улица по всему миру боролась за идеалы западной демократии, прошли. Теперь ярость уличных беспорядков охватила сам Запад. «Желтые жилеты», BLM и другие движения ставят под сомнение легитимность либерального проекта. А на мировой периферии продолжают вспыхивать массовые движения, для которых западный порядок еще служит политическим ориентиром. Философ Славой Жижек назвал их «догоняющими протестами».

Отчасти идентичность протестующих формируется через отрицание идеологической самопрезентации правящего класса. Поэтому в России требуют западной демократии, а в Германии порой скандируют имя Путина. Социальное зло сливается с идеологией, которой местные элиты оправдывают свое господство, а добро ассоциируется с ее противниками.

Но есть и другая причина раскола внутри глобального протеста. Социальным локомотивом большинства уличных революций последних 30 лет был городской средний класс. Он возник из общества потребления, и поэтому его все время тянуло к либеральной идеологии западного мейнстрима. А мировой «глубинный народ» молчал со времен краха международного рабочего движения и социалистического лагеря. Нынешний кризис прерывает эту летаргию. И социальные низы возвращаются в политику. Пока без собственных языка, массовых организаций и ясного проекта будущего.

Социальными антагонистами «проигравших от глобализации» выступают не только элиты, но и преуспевающий креативный класс. Этот конфликт разжигает Дональд Трамп. Но все чаще исход борьбы зависит именно от выбора «глубинного народа». Поэтому и в Америке, и в Белоруссии за симпатии рабочего класса борются обе стороны. Из социального пустяка низы превращаются в арбитра. Это может вернуть им веру в свои силы. А поверив в себя, они выдвинут свой проект перемен – вместо того чтобы выбирать из чужих.