Дискуссионный бюджет Москвы

В России разучились управлять экономикой и развитием территорий
Максим Стулов / Ведомости

Выступая в самый канун московского Дня города на Столыпинском форуме, Олег Дерипаска вновь призвал перестать кормить Москву. «Нам денег не нужно, нужно перераспределить то, что собрали. Стащили в Москву, Москва живет прекрасно, часть отложили в стабилизационный фонд, что, наверное, тоже прекрасно. А в регионах и у предприятий ничего не осталось», – сказал предприниматель, чьи промышленные активы разбросаны по Сибири, но головной офис находится в Москве на Рочдельской улице, совсем недалеко от здания правительства. 

Это высказывание, разумеется, отражает широкий пласт мнений, сформованных в российской провинции. Концентрация ресурсов в столице кажется носителям идеи перераспределения крайне несбалансированной экономически и несправедливой этически. И все же как бы широко не резонировало выступление Дерипаски с настроениями регионов, стоит пройти развилку: целесообразно ли стремиться к относительно равномерному распределению ресурсов или концентрировать их в крупных центрах – нескольких агломерациях с высокой плотностью экономических и социальных связей, способных к участию в глобальной конкуренции территорий? И если выбирать первое, то делать ли это административно (подобно переносу ряда энергетических компаний в Санкт-Петербург) или создавать инфраструктурные условия для изменения структуры бизнеса? 

Экономический географ, профессор МГУ Наталья Зубаревич полагает, что решить вопрос перераспределения московского бюджета законодательно просто невозможно – «законы не могут приниматься только в отношении одного субъекта Федерации». По ее словам, правительство Москвы является бенефициаром, но никак не причиной сверхконцентрации ресурсов в одном городе. Основа – в институциональном устройстве России: той структуре государственной экономики, которая предполагает высокую степень монополизации, сырьевую ренту и доминирование крупного бизнеса. В этой модели прибыль всегда будет сосредотачиваться в штаб-квартирах, а физическое присутствие – тяготеть к центрам власти. «У акционеров крупных компаний нет никакого желания покидать Москву, – говорит эксперт. – Вопросы решаются только здесь и на личном уровне». Принятие решений требует высокого уровня приватности и личного взаимодействия предпринимателей и чиновников. При этом Зубаревич соглашается, что именно конкуренция городов будет драйвером территориального развития в XXI веке, по мере глобального перехода на сервисную экономику. 

Помимо подходов «поделить» и «оставить как сегодня» есть третья возможность – увидеть в Москве не отдельный город с ограниченным пространством, а центр сильного гравитационного воздействия как минимум для 12 областей, окружающих столицу. «Как показывают наши исследования, – говорит вице-президент ЦСР Наталья Трунова, – потенциал Москвы недостаточно активно используется сейчас соседними регионами». В частности, она указывает на рост мобильности за счет возрастающей транспортной доступности Москвы и формирование общего рынка труда. «При этом средства, получаемые работающими в Москве жителями других регионов, лишь частично тратятся на территории их проживания, поскольку там неразвит потребительский рынок и социальные сервисы. Развитие этих рынков будет менять структуру расходов между Москвой и регионом проживания в сторону региона». 

Трунова отмечает, что пандемия могла бы дать импульс перетоку инвестиций из Москвы в регионы на уровне малого и среднего бизнеса, однако по ряду причин этого не случилось: «Задолго до эпидемии мы фиксировали тренд – открытие москвичами или жителями ближнего Подмосковья бизнеса в более отдаленных регионах (Тульской, Владимирской, Ярославской и других областях) при сохранении бизнеса или работы в Москве. И при этом мы увидели полнейшую неготовность соседних регионов к такому повороту событий: во-первых, их инвестполитика заточена под крупные инвестиции, во-вторых, даже элементарный информационный доступ к ресурсам крайне затруднителен, в-третьих, часть предпринимателей на разных этапах сталкивается с серьезными административными барьерами». 

Существующая политика управления территориями, когда многие процессы ограничены их административными границами, кажутся все более устаревшим наследством индустриальной эпохи. Однако для изменения ситуации потребуются очень серьезные институциональные решения, введение новых территориальных сущностей – таких, как «московская метрополия» например. Простые решения, предлагаемые сегодня на площадках форумов, вряд ли возможны, но дискуссия о дальнейшей роли Москвы кажется просто необходимой.