Будет ли «закон Навального»?

Билл Браудер тоже предлагает Западу вводить санкции
Kirill KUDRYAVTSEV / AFP

Сообщение МИД Германии об установлении лабораторией бундесвера наличия в организме Алексея Навального отравляющего вещества, условно называемого «Новичок», повлекло весьма бурную международную реакцию. Госдепартамент США, правительство Великобритании, органы Европейского союза и НАТО выразили «чрезвычайную озабоченность, заявили о возможной причастности Кремля и потребовали немедленного независимого расследования». Но в стороне не остались и более мелкие оппоненты России.

В частности, Вильям (Билл) Браудер, известный по активному продюсированию на Западе дела Магнитского, заявил, что самое время отдельным странам ввести против лиц, предположительно виновных в «отравлении Алексея Навального», аналоги нормативных актов, объединенных единым названием «закон Навального». В свое время была проведена целая международная кампания по введению санкций против России за «нарушение прав человека», но потом случился возврат Крыма, и тема прав человека практически потеряла международную актуальность – несмотря на то, что, по заявлению врачей, в британской тюрьме медленно умирает Ассанж, в США «линчевали» Флойда, а в Саудовской Аравии расчленили журналиста Хашкоджи. Но теперь Россия вроде как опять неосторожно наступила на чьи-то права человека, и, следовательно, надо вводить новые санкционные законы.

Многие аналитики и политологи проводят аналогии между будущим международным «делом Навального» и уже состоявшимся делом Магнитского. Действительно, параллелей тут вполне достаточно, включая вопрос о том, как должно было проводиться независимое расследование, почему случилось то, что случилось, ну и международные последствия, конечно. Но есть и существенное различие: относительно дела Магнитского западные комментаторы, журналисты и аналитики уже немного опомнились и стали задумываться, а на основании чего наворотили огромную кучу разных международных санкций и проклятий в адрес РФ и не оказался ли Запад случайно жертвой очень хитрого манипулятора.

Тут на ум сразу приходит относительно недавняя большая публикация немецкого журнала Der Spiegel по поводу дела Магнитского, где было по пунктам доказано, что оно целиком (кроме, конечно, факта самой смерти Магнитского в СИЗО) инспирировано и сфабриковано Браудером. Магнитский, во-первых, не был «независимым адвокатом», он работал в аудиторской фирме, причем годами на Браудера. Во-вторых, по устоявшейся международной версии, Магнитскому удалось установить, что в результате махинаций по возвращению Hermitage Capital части уплаченных ранее в виде налогов денег российскому бюджету был нанесен ущерб в $230 млн. Но обратился он к следствию с информацией о «коррупции» не по собственной инициативе, пишет Der Spiegel, ссылаясь на ранее не публиковавшееся электронное письмо Магнитского, а по указанию одного из адвокатов Браудера. В-третьих, британский судья, который в свое время хоть и отклонил иск Павла Карпова о клевете, назвал Браудера «рассказчиком», а его аргументы против российского следователя – недостаточно подтвержденными фактами. И, наконец, своим решением Европейский суд по правам человека хотя и обязал Россию выплатить родственникам Магнитского 34 000 евро, поскольку государство «должно было защитить жизнь и здоровье заключенного», абсолютно ничего не сказал об убийстве.

Таким образом, никакой «чудовищной коррупции» Магнитский не вскрывал и за это его никто убить не мог. Нельзя не согласиться с Der Spiegel в том, что «Магнитский неоспоримо остается жертвой, с которой произошла ужасная несправедливость». Однако это дело не о «чудовищной коррупции», а о смерти в СИЗО, которых, к сожалению, достаточно много и в России, и в Британии, и в США. Вспомним, например, никак до сих пор не расследованную смерть от «повешения» Джеффри Эпштейна, показания которого совершенно явно грозили раскрыть международную сеть высокопоставленных педофилов. А сколько там лиц, прямо заинтересованных в смерти подследственного?

Если здраво анализировать намерения стран ЕС и США принять «законы Навального», то нельзя не обратить внимания на изначальную юридическую и фактическую несуразицу с аргументами в пользу принятия подобных законов, начиная с самого примитивного вопроса «кому выгодно» и заканчивая чисто юридическими основаниями для начала и производства следствия. На одной чаше весов 60 российских исследований и восемь консилиумов, которые не выявили у Навального наличия ядов, на другой – таинственные и засекреченные выводы лаборатории бундесвера. Вряд ли та же британская королевская прокуратура возбудила бы уголовное дело в подобных условиях.

Конечно, некоторые страны введут санкции против России просто на основании голых домыслов. Но спустя несколько лет журналисты и аналитики неизбежно снова начнут копать и думать. И вполне возможно, что Der Spiegel или другое авторитетное издание выйдет со статьей о том, не стала ли Россия в деле Навального жертвой манипуляции международных мошенников. Но, несмотря на их аргументы, санкции против России никто отменять уже не будет, поскольку будет примитивно стыдно. Ну ровно как и в случае с Магнитским.