Ценностный запрос к экономике

Стратегия роста не может базироваться только на технократической основе, она потребует пересмотра этических норм
Возникает потребность в надстроечном документе, метастратегии, в котором будет представлен целостный образ, а также в полной мере учтены новые глобальные вызовы /Максим Стулов / Ведомости

Пандемия и кризис обусловили ряд процессов, которые имеют фундаментальный и долгосрочный характер и затронут большинство стран, в том числе Россию.

Прежде всего, это фрустрация массового сознания, создающая питательную среду для социальной дестабилизации. «Опасность коронавируса в массовом сознании людей заместилась раздраженностью и недоверием к правительствам, – справедливо заметил гендиректор «Спутник – управление капиталом» Александр Лосев. – В США на все это еще наложились процессы разрушения национального достоинства и деморализации населения. Нечто похожее происходит и в Европе». И может начаться в России. Поэтому усиление защитной роли социальных институтов государства, естественное в условиях потрясений, обусловливает рост требований к их качеству.

Начинается пересборка мировой экономики из-за невозможности дальнейшего балансирования ряда накопившихся диспропорций: полюс потребления и долгов в крупных развитых странах против полюса производства и сбережений у быстрорастущих молодых экономик; масштабное эмиссионное финансирование антикризисных программ против угрозы возврата инфляции в глобальном масштабе; приток людей из третьего мира против рисков интенсивной миграции.

В условиях этих изменений стратегия роста российской экономики не может строиться на сугубо технократической основе и в логике расшивки узких мест, она должна отвечать на новый социальный и ценностный запрос, исходить из целостного образа желательного и действительно нового будущего. Мы не можем позволить себе догоняющее развитие: в условиях пересборки мировой экономики прежние магистрали могут оказаться тупиками, да и вряд ли мы откажемся от участия в разработке мировой карты новых путей.

Выработка обладающего притягательностью и при этом реалистичного образа будущего российской экономики позволит, несмотря на текущую неопределенность, задать ясные приоритеты развития и создаст – как внутри страны, так и за ее пределами – ресурс поддержки такой стратегии. Конструкт этого образа складывается из следующего: экономика дома и семьи, «дом-крепость» вместо «дома-ночлежки»; цифровые технологии без «цифрового концлагеря»; здоровье как социальное благо, а не только как услуга; социальное предпринимательство как помощь незащищенным слоям; свободное время для личностного развития, а не только для развлечения; взаимопомощь развивающихся стран в экономической, технологической, продовольственной, эпидемиологической безопасности.

Уже сейчас виден ряд возможностей, которые могут быть использованы как трамплин для достижения целевого образа российской экономики: тиражирование опыта борьбы с эпидемиями, выход нашей фармацевтики на внешние рынки; новая глобальная роль российского АПК в продовольственной помощи третьему миру; суверенные (или мультигосударственные) цифровые валюты как альтернатива расчетам на основе доллара и SWIFT, использование международной сырьевой торговли для новых глобальных инструментов расчетов и сбережений; разработка и глобальное продвижение стандартов использования BigData, AI, IoT с учетом этической компоненты в технологиях, собственная индустрия продуктов на основе этих технологий; достраивание системы глобальной экономической безопасности региональными системами, решающими в том числе вопросы взаимной антикризисной помощи и упорядочивания миграции; потребность в обеспечении устойчивости международных производственных цепочек – создание дублирующих звеньев на уровне отдельных геоэкономических регионов.

Если удастся использовать эти возможности, возникнет синергия внешней и внутренней поддержки: успехи в достижении внутренних целей откроют путь экспорту протестированных внутри России решений, и наоборот – вовлеченность в глобальную повестку даст опыт, который поможет точнее находить инструменты решения внутренних проблем. А еще эта вовлеченность будет способствовать притоку извне инвестиций, кадров и идей.

Вообще-то указ президента «О национальных целях развития России до 2030 г.», а также подготовленный правительством проект Общенационального плана восстановления экономики содержат элементы целевого образа российской экономики, но пока фрагментарные. Возникает потребность в надстроечном документе, метастратегии, в котором будет представлен целостный образ, а также в полной мере учтены новые глобальные вызовы. Такой документ должен интегрировать в себя и цели, поставленные в указе, и потенциально наиболее эффективные и значимые направления действий, предложенные в проекте Общенационального плана.

И уже руководствуясь положениями метастратегии, целесообразно провести реконструкцию всей системы национальных проектов, а также увязать их реализацию с достижением целей внешнеэкономического сотрудничества и решением внешнеполитических задач.