Базовый доход Дмитрия Медведева

Лидер «Единой России» пообещал поделить, не отнимая
Безусловный базовый доход Медведев связал с необходимостью «смотреть в будущее» /Андрей Гордеев / Ведомости

Дмитрий Медведев на совещании в «Единой России» предложил ввести в России безусловный базовый доход (ББД). Эта тема в стране до сих пор считалась верхом безответственного популизма.

В апреле Сергей Собянин говорил, что если россиянам просто раздавать деньги из казны, то «бюджеты треснут». Глава Банка России Эльвира Набиуллина пугала тем, что «вертолетные деньги» запустят гиперинфляцию. Да и сам Медведев в бытность премьером слыл приверженцем жесткой монетаристской политики.

Но жизнь вынуждает. Безусловный базовый доход Медведев связал с необходимостью «смотреть в будущее». А именно – на выборы 2021 г. Что бывает с властью, которая о будущем не думает и идет на выборы при социальной напряженности, демонстрирует Белоруссия. «Если вы думаете, что богатая Россия с этим справится, ошибаетесь», – предупредил Лукашенко.

Популизм Медведева подготовлен и действиями оппозиции. Главный критик единороссов Алексей Навальный уже сделал свой «левый поворот». В разгар пандемии он собрал 1,5 млн подписей под требованиями о масштабных социальных выплатах – по 20 000 руб. на человека. Запрос на социальную справедливость так силен, что радикализует социальную риторику и власти, и оппозиции. Но это происходит по-разному.

Левый поворот по Медведеву – это только про «поделить». Унылый ряд популистских обещаний про «борьбу с бедностью», «повышение пенсий», «заботу о человеке труда» дополняется чем-то небывалым, но конкретным: деньги всем подряд. Только раздавать их должны те же, кто раньше говорил, что «денег нет, но вы держитесь». Избирателю предлагают в это поверить и не делать, как в Минске.

Левый поворот по Навальному – это больше про «отнять». В своих последних фильмах, сделанных перед отравлением, он разоблачает приватизацию по Чубайсу и рисует почти марксистскую в своей беспощадной ясности картину государства, ставшего инструментом правящего класса, который используется исключительно для ограбления и подавления угнетенных масс. Предполагается, что отнимать награбленное должна оппозиция, но при помощи народа.

Российская элита десятилетиями опасалась, что вызов ей бросит партия «отнять и поделить». Вместо этого она сама распалась на фракции, которые распределили этот опасный лозунг между собой. Одни обещают делить, а другие отнимать. Но и те и другие хотят делать это сверху.

Самым известным проповедником безусловного базового дохода был неолиберальный экономист Милтон Фридман, который считал, что это позволит демонтировать громоздкую систему социального обеспечения. Этот либеральный подход означает углубление социального неравенства, а значит, усиление уравнительных настроений оппонентов. Поэтому эскалация элитной борьбы между «поделить» и «отнять» даже в рамках правящей партии будет продолжаться и дезориентировать уже и без того запутавшихся граждан. А закончится пустая дискуссия только тогда, когда эти заклинания соединятся в одной формуле социальной трансформации.