Рост по плану А

Почему государству интересно поддерживать быстрорастущие компании
Андрей Гордеев / Ведомости

На Столыпинском форуме один предприниматель рассказывал о работе в нынешний кризис своей вполне успешной компании.

Фирма у него опытная, хорошо помнившая предыдущие кризисы – начиная с 1998 г. Проходила она их не без проблем (снижение выручки и экспорта, сокращение штата, корректировка стратегии и т. д.), но на длинном горизонте ей удавалось сохранить высокие темпы роста – в среднем 30–40% ежегодно – вплоть до нынешнего года. При этом она не пользовалась практически никакой господдержкой.

Пандемию компания встретила без паники, так как уже имела на такие случаи план В: ужаться, уйти на более низкую траекторию развития, сдвинуть достижение плановых показателей на несколько лет (следует упомянуть, что стандартный промежуток планирования у компании – семь лет). Но тут, говорит предприниматель, нам стали предлагать помощь от власти. И на этот раз он рискнул попробовать. Решение принять господдержку было связано не с бедственным положением, а с желанием не уходить с высокой траектории роста, продолжать придерживаться плана А.

Поддержка опытных и успешных компаний в их амбициозных планах со стороны государства все еще выглядит у нас какой-то придурью. Особенно если речь идет о частных, не слишком маленьких и не слишком крупных фирмах, да еще и демонстрирующих завидную динамику. Нет, помочь госкорпорациям, например, святое дело, здесь либерализм неуместен – об искажении сигналов рынка и снижении конкуренции речь не заходит. Помогают также маленьким и юным, размазывая по тысячам адресатов скудные, как правило, ресурсы и оставляя еще больше недовольных.

При этом вопрос долгосрочной экономической эффективности такой помощи, как правило, остается за рамками. А она, судя по всему, низка – ни те ни другие все никак не могут обеспечить ни скорость, ни качество роста. Любопытно, что при этом продолжают звучать заклинания о необходимости уменьшать госсектор, поощрять предпринимательство и повышать конкурентоспособность экономики.

Вроде банальные соображения: если вам нужен быстрый рост, помогайте тем, кто доказал, что может быстро расти; если хотите уменьшения госсектора – дайте частному бизнесу по крайней мере не худшие условия для развития; если нужна конкурентоспособная экономика – поддерживайте тех, кто действительно конкурентоспособен. И отдача для национальной экономики от поддержки сильных и динамичных компаний будет очевидно выше, чем от помощи слабым и вялым.

Но эти вроде бы банальные соображения вызывают у нашего чиновника задумчивость, переходящую в отвращение. Возражения обычно следующие. Таких компаний меньшинство, они скорее нетипичны, и их вклад в макроэкономические показатели невелик. Или: а где вообще проводят подобную странную политику, кто-то продемонстрировал ее эффективность? Наконец: а зачем вообще им помогать? Раз они сильные, сами справятся. Попробую здесь еще раз ответить нашему обобщенному чиновнику.

Специальная политика в отношении таких компаний (быстрорастущие компании, БРК, или High-Growth Firms, HGFs, реже «газели») действительно стала формироваться не так давно – последние 10–15 лет. Дольше она проводится в Китае, где существует разветвленная система. Очень акцентированно ее практикует с середины нулевых Южная Корея. Одна из корейских многолетних программ по отбору и поддержке 300 «газелей» – World Class 300 – как раз финиширует в этом году, окончательные итоги будут подведены позже, пока доступны только промежуточные результаты, которыми организаторы программы (я говорил с ними) остались довольны.

В недавно опубликованной статье российских исследователей «газелей» Юрия Полунина и Андрея Юданова с провоцирующим заголовком «Господдержка быстрорастущих компаний: рождение новой идеологии промышленной политики?» приводятся данные о существовании на сегодняшний день 47 программ поддержки БРК в разных странах. Авторы отдельно выделяют случаи очень либеральной Великобритании, запустившей программы поддержки «газелей», и Финляндии, которая сумела измерить эффект одной из старейших программ поддержки БРК – Финской инициативы развития быстрорастущего предпринимательства, стартовавшей в 2008 г. Фирмы, участвовавшие в программе, «в течение двухлетнего периода увеличивали свои продажи на 120% быстрее, чем фирмы, не имевшие поддержки, а получавшие ее в течение трехлетнего периода – на 130% быстрее, чем не получавшие поддержки».

На вопрос, зачем вообще проводить специальную политику в отношении БРК, так ли уж важны они для экономики, отвечают многие исследования последних лет. Вот, например, цитата из прошлогоднего доклада Всемирного банка: «Составляя менее 10% общей популяции фирм, БРК обеспечивают больше половины прироста ВВП и занятости. Причем если исключить вклад «газелей», то в большинстве стран изменение занятости вообще окажется отрицательным».

По поводу того, что «сами справятся», возразить нечего. Разумеется, справятся, как не раз справлялись. Но только их возможность работать по плану А, а не по плану В государству едва ли не важнее, чем самим компаниям. Конечно, если это государство всерьез заинтересовано в быстром экономическом росте, повышении конкурентоспособности и уменьшении госсектора.