В российской экономике проснулся спрос

Активность потребителей продлится до лета 2021 года
Потребительское оживление продлится до лета 2021 г. и станет серьезной поддержкой для российской экономики /Евгений Разумный / Ведомости

С марта по май 2020 г. российское экспертное сообщество практиковалось в предсказаниях, что страну ожидает тотальный экономический крах, – ведь признакам приближающегося конца, казалось, несть числа. Алексей Кудрин предрек падение российского ВВП в 2020 г. на 8%, ОЭСР – на 8–10%. Еще хуже перспективы оценил ЦМАКП: спад экономики в базовом сценарии – на 8–8,2%, в пессимистическом – на 11%. Рекорд поставили Институт Гайдара и компания BCG. Первый предсказал сворачивание экономики до 12%, вторая в базовом варианте прогноза заявила о возможности падения ВВП на 10%, а в неблагоприятном – до 15%. Между тем, по данным Росстата, в катастрофическом первом полугодии спад составил 8%, следовательно, по итогам года в целом он окажется гораздо меньше.

Весенние разговоры о страшном кризисе, накатившем на страну, во многом объяснялись экспертным «москвоцентризмом». Вид закрытых барбершопов и гастромаркетов привел «экспертное сообщество» в уныние, которое и было экстраполировано на всю страну. Но ведь костяк российской экономики составляет крупный бизнес, работающий во многом на внешний рынок или на бюджет, а они никуда не делись, хотя и несколько похудели. А наиболее пострадавшие отрасли – туризм, непродовольственная розница, гостиницы и общепит, пассажирский транспорт – не дают и 10% ВВП страны.

Важным отличием весеннего кризиса от предшествующих бедствий стало то, что правительству и ЦБ удалось удержать валютный курс на уровне, приемлемом для населения и импортеров. В отличие от осени 2014 г. в этот раз крупные банки не стремились заработать на кризисе и не играли против рубля. Все это в сумме и определило слабое влияние нефтяных потрясений и «закрытия» экономики на потребительский спрос.

Для понимания будущего надо помнить, что 2019 год был не лучшим с точки зрения потребительской активности.

В 2012–2014 гг. население на фоне высоких цен на нефть купило большое количество предметов длительного пользования, что и позволило людям относительно легко перенести последствия кризиса конца 2014-го. Из-за предшествующего «перепотребления» пауза на рынках затянулась на два года. А в 2017–2018 гг. мы увидели восстановление спроса населения на товары и услуги после провала двух предшествующих лет. Однако в 2019 г. «навес» неудовлетворенного спроса был исчерпан, что и определило торможение потребительской активности, а вместе с этим – и экономические сложности.

Негативный тренд в поведении потребителей переломился в самом конце 2019 г., когда мы снова увидели на рынках повышение аппетита населения к товарам и услугам. Этим, собственно, и определялись неплохие макроэкономические показатели I квартала 2020 г. Далее грянул коронакризис, который, впрочем, протекал достаточно легко и не сломал позитивного потребительского тренда. И как только меры по «закрытию» экономики были отменены, этот тренд проявился на рынке в полной мере.

Наши исследования показывают, что по итогам августа спрос населения на новые автомобили в 1,5 раза выше, чем в августе прошлого года. Спрос на квартиры превышает прошлогодние показатели более чем на 60%, на дачи и загородные дома – более чем на 80%. Понятно, что это проявление потребительской коронавирусной паузы и осенью спрос снизится. Однако мы рассчитываем, что он и далее будет превышать прошлогодние показатели.

Потребительское оживление продлится до лета 2021 г. и станет серьезной поддержкой для российской экономики. В следующем году ВВП, по нашим оценкам, увеличится на 2–2,5%, а динамика реальных доходов окажется в положительной зоне, хотя рост и не будет значительным – менее 0,5%. В общем, если наши прогнозы сбудутся, нас ожидает неплохой 2021 год.

Некоторые опасения заключаются в том, что к этому времени вполне могут проявиться последствия недостатка инвестиций в глобальный ТЭК, вызванного падением цен на нефть в начале нынешнего года. Но даже если по миру пройдется вторая волна коронавируса, теперь уже закрывать экономику для противодействия распространению инфекции никто не будет. И российские власти, и правительства в европейских странах, и ВОЗ – все на этот счет высказались совершенно определенно. Это значит, что в неблагоприятном сценарии резкого сокращения спроса на топливо мы не увидим. Более того, ряд аналитиков рассуждает о ценах на нефть более $60 за баррель уже во второй половине следующего года, что поддержит потребительскую активность.

На фондовом рынке считают, что ценные бумаги часто идут против мнения большинства – когда все думают, что рынок будет падать, он начинает расти. Будем надеяться, что это правило сработает еще раз и хор апокалиптических предсказаний, звучавших весной и летом, заставит экономику показать всем язык и двинуться в рост – хотя бы из чувства противоречия.