Деньги рождают власть

Пустят ли предпринимателей в политику
Сложно сказать, удастся ли сегодня проект бизнесмена Алексея Нечаева, создавшего партию «Новые люди» /Максим Стулов / Ведомости

Наученный опытом, бизнес подчеркнуто дистанцируется от политики. Возможно, что элемент самоцензуры здесь гораздо сильнее реальных рисков, однако стереотип сложился: «серьезный бизнесмен в политику не уйдет». Поэтому сложно сказать, удастся ли сегодня проект бизнесмена Алексея Нечаева, создавшего партию «Новые люди». Первый его электоральный опыт оказался не бессмысленным. Но ни у кого нет иллюзий, что «Новые люди» возможны только как часть системной игры, все индульгенции здесь получены.

Понятны доводы власти, когда предпринимателей старались отучить от политических проектов. Соединение финансового ресурса с политическим создает автономные центры влияния – теневую структуру власти. Рыночные интересы предпринимателей могут противоречить логике государственной политики: например, потеря западных рынков не обязательно компенсируется чувством гордости за Крым. Сам факт нахождения в политике ресурсно независимых субъектов усложняет управление. Тем более логика бизнеса переносит на общественную сферу понятия конкуренции, рациональности, рыночного эгоизма при достаточно коротком горизонте планирования. Как иронизировал Борис Березовский, «разговаривать с бизнесменом о политике – все равно что говорить о ней со своим шофером».

Фобии бизнеса тоже очевидны. Предприниматель не столько демонизирует систему в целом, сколько предполагает ее «многоподъездность» и непредсказуемость. Сейчас пропустят – но неизвестно, что завтра. Возможно, не посадят, но можно потерять госконтракт. Если и контракт не потеряешь, то окружение посмотрит скептически: либо дела плохи, либо скучно, устал – но тогда ты уже не предприниматель. Политика сама по себе – зона венчура, а здесь уровень риска возрастает еще более от того, что по полю бегают, помимо игроков, сразу несколько арбитров с разным представлением об игре и ее правилах, а один из них еще и с пистолетом.

Однако лишенный возможности транслировать свои интересы бизнес попадает в ущербное положение. Он не может решать самую принципиальную проблему, которая мешает его развитию, – состояние судебной системы, защиту собственности. А наличие сильной левой риторики ставит под подозрение весь общественный образ предпринимательства: это люди, которые или что-то уже украли, или украдут, или простые спекулянты.

«По сути, мы сегодня в положении созерцателей. Смотрим, как политическая реальность проплывает мимо нас, подобно облакам, – говорит один из крупных бизнесменов. – Но если я не могу менять среду, в которой живу, я по крайней мере могу ее сменить для себя лично». Вопреки стереотипу политика – далеко не всегда борьба за власть. Это способ вовлечения в социальное поле, чувство причастности к своему «полису», в том числе ответственность за него и привязанность к нему. Но и сама власть лишается притока умных, волевых людей, способных реализовывать комплексные проекты.