Ганди на них нет

Почему протестующие в Белоруссии не могут повторить путь Индии
Wikimedia

Хотя участники протестов в Белоруссии редко ссылаются на Махатму Ганди, внешне они следуют общей тактической линии, разработанной этим мыслителем: уход от насилия, мирный протест, отказ от уплаты налогов и т. д. Их лидеры и основные telegram-каналы апеллируют к ненасильственному сопротивлению, даже призывы «защищать своих» обычно не выходят за рамки сцепок.

Действительно, гандизм подразумевает отсутствие активного сопротивления и намерения уничтожить противника. Но он кроме пассивного противодействия предполагает жертвенность ради достижения определенных целей.

Ганди был не только политиком, но и индийским гуру. Освобождение Индии от расистского авторитарного режима англичан – а в начале XX в. страной правили несколько тысяч британцев из индийской гражданской службы и власть Великобритании была диктаторской, самоназначенной – стало лишь частью плана. Он мечтал о духовном освобождении, очищении человеческой природы от агрессивных импульсов. Это была коллективная йога – сатьяграха. «Сатьяграха (путь истины; «сатья» – истина и «аграх» – твердость) не победит до тех пор, пока царит ненависть. А потому каждое утро, едва проснувшись и еще не сделав первый шаг в новый день, скажи себе: мне нечего бояться в мире, кроме бога... я одолею правдой ложь».

Ганди мог остановить антибританскую протестную кампанию (массовые демонстрации, забастовки), если видел в ней элементы насилия со стороны протестующих, – не потому, что был коллаборационистом, а поскольку политические преобразования не были единственной целью. С англичанами или без них индийцам, полагал он, нужно пройти свой путь ахимсы – ненасилия. Ганди был глубоко религиозным мыслителем.

Эта роль неразрывно связана с его диктаторским положением. Ганди терпел различные фракции внутри Индийского национального конгресса, главной организации, боровшейся за освобождение Индии от англичан, но обычно они не могли оказать ему серьезного сопротивления. Он был богом в глазах большинства сторонников индийской независимости. Впрочем, Ганди свой божественный статус отрицал. Но его тюремщики, например, были убеждены, что тюрьма его не удержит и он сможет упорхнуть сквозь прутья решетки как птица.

Следуя за ним, люди были готовы идти на смерть – под английские пули. «Своими телами мы перекроем их дороги и офисы, не позволим им собирать налоги и продавать товары. В конце концов, спустя многие годы англичане увидят, что им больше невозможно и невыгодно нас контролировать, – тогда они уйдут. А мы станем свободными на земле, или очистим сознание от скверны и войдем в вечность, или же родимся снова в более совершенном мире в других телах».

Есть другой аспект идей Ганди – кроме освобождения от англичан предполагался и позитив. Он выступал за парламентскую демократическую систему, многопартийность, политическое многообразие, права человека, свободу слова, печати, собраний. В экономике он был умеренным либералом. Считал, что бедным государство и местная община должны помогать, но не выступал против богатых. Для отдаленного будущего он был сторонником общества, напоминающего антиавторитарный социализм (анархизм) Михаила Бакунина – федерацию самоуправляющихся трудовых коллективов. Однако Ганди отвергал суровые методы рабочего анархизма – насильственное прямое действие против владельцев заводов, социальную революцию. Прямое действие могло быть лишь мирным – перекрытие дороги, забастовка. Борьба велась за демократическое и рыночно-либеральное общество – а потом видно будет.

В те времена в Индии многие люди разделяли эти ценности. Верили, что парламентаризм даст всему народу огромную власть и реальные права, в том числе социальные и экономические, а затем можно перейти к самоуправлению.

Но разве белорусы верят в то, что парламентская система и честные выборы позволят им попасть в земной рай? Нет, конечно. В современном мире доверие к парламентским институтам падает. Сегодня все любят говорить про «меньшее зло», повторяя за Уинстоном Черчиллем, что демократия ужасна, но лучше все равно ничего нет. Парламентская система хороша тем, что в рамках ее власть чуть менее жесткая и за ее критику вряд ли посадят. И да, можно раз в несколько лет менять одну партию на другую.

Но многие ли готовы умирать ради такого счастья? Это же не царство божие на земле, не «золотой век равенства и братства». И конечно же, не способ для души погрузиться в океаны света. Всего лишь меньшее зло.

И какой тогда смысл идти на запрещенную акцию, за участие в которой тебя могут посадить? Ради построения мира, где все будет приблизительно как сегодня с той лишь разницей, что в будущем тебя не посадят за участие в аналогичной акции?

Поэтому люди выходят протестовать, но быстро разбегаются при виде ОМОНа. И поступают логично – мало кому нужны проблемы. Идеал у людей маленький и вялый, впрочем, разумный и аккуратный, но совсем не жертвенный. «Креативненько» – весьма точное определение. И власть на это отвечает: приведите хоть миллион, мы дунем – и вы разбежитесь. Добытая методами Ганди цель – освобождение от англичан и создание парламентарной системы в Индии – никогда бы не была достигнута, если бы за ней не стояли совершенно другие могучие идеалы и живая религиозная вера в них.