Окно возможностей батьки Махно

Сто лет назад махновцы заключили союз с красными против белых
Махно с супругой в окружении своих сподвижников. 1920 год /Wikimedia

Наше общество все еще делится на красных и белых, которые то спорят до непримиримости о частной собственности и трагических судьбах элиты, то «исторически примиряются» во славу могучей советской государственности, продолжающей лучшие традиции нашей тысячелетней истории.

События столетней давности заставляют нас вспомнить еще об одном важном обстоятельстве. Кроме красных и белых свое слово могли сказать и совсем другие силы, появляющиеся из народной стихии, чтобы подвигать маршрут истории то в одну, то в другую сторону. Большим мастером на такие проделки был Нестор Иванович Махно.

Союз, который махновцы заключили с красными осенью 1920 г., был не первым – но последним. Их отношения уже прошли большой путь. Еще в декабре 1918 г., когда набиравший силу и популярность повстанческий лидер, анархист «батько» Махно решил взять штурмом крупный город Екатеринослав, он договорился о взаимодействии с партизанами-большевиками. 27–30 декабря 1918 г. город был взят, но петлюровцы быстро вернули его себе. Махно винил в этом коммунистов, а те махновцев.

Махно от этого поражения быстро оправился и удерживал обширный район вокруг своего родного городка Гуляйполе к северу от Азовского моря. Туда рвались белые, патроны у махновцев кончались. Но очень кстати в этот район в январе 1919 г. вышла красная дивизия Павла Дыбенко, с которым Махно заключил союз. Красные снабдили махновцев оружием и боеприпасами, Махно согласился быть комбригом в Красной армии, но внутренние порядки в махновском районе остаются вне контроля компартии. А порядки эти коммунистам не нравились – власть принадлежит местным советам, которые проводят съезды, где критикуют военный коммунизм. Но свободно действуют не только коммунисты, но и другие левые течения – мол, никакой продразверстки и ЧК, командиры выборные, рабочие владеют своими предприятиями, крестьяне – хозяева на земле.

Пока махновцы успешно наступали, красное командование терпело эту вольницу, а как фронт стабилизировался – стали давить на Махно, чтобы он отказался от автономии. Бригада Махно благодаря поддержке крестьян выросла до размеров армии в несколько десятков тысяч бойцов. Строптивого комбрига решено было арестовать с последующим препровождением к стенке.

В мае фронт на стыке махновцев и красных был прорван. Махно с боями отступал, но, когда узнал об ожидающем его аресте, попрощался с войсками и ушел за Днепр. Махновцы какое-то время сражались под командованием красных, но после развала красного фронта под ударами Деникина вернулись под командование Махно. Красные уходили с Украины, а махновцы решили остаться. В октябре 1919 г. они сумели создать в тылу Деникина обширный район, брали в свои руки Александровск и Екатеринослав, оттянули на себя значительные силы белых, поспособствовав победе красных над деникинским походом на Москву. Благодарности, впрочем, Махно не дождался. Вернувшиеся на Украину красные снова попытались в январе 1920 г. ликвидировать повстанческую армию. Но Махно, хоть и болел тифом, ушел из-под удара и стал партизанить теперь в тылу красных.

11 июля 1920 г. армия Махно числом более 10 000 бойцов на конях и тачанках начала рейд, в ходе которого взяла города Изюм, Зеньков, Миргород, Старобельск, Миллерово. 29 августа 1920 г. Махно был серьезно ранен в ногу. Дезорганизовав красные тылы, Махно невольно способствовал победам белых, что в его планы не входило.

В это время началось новое наступление белых под командованием Петра Врангеля. Когда белые заняли Гуляйполе, Махно и его командиры решили заключить новый союз с красными – при условии, что те будут готовы признать автономию махновской армии и ее района.

1 октября, после предварительного соглашения о прекращении военных действий с красными, Махно в обращении к действующим на Украине повстанцам призвал их прекратить боевые действия против большевиков. 2 октября было подписано соглашение между правительством УССР и советом армии махновцев, по которому на Украине объявлялась амнистия анархистам и махновцам, они получали право на пропаганду своих идей без призывов к насильственному свержению советского правительства, на участие в советах и выборах. Махновская армия переходила в оперативное подчинение советскому командованию с условием, что «сохраняет внутри себя установленный ранее распорядок».

Действуя вместе с РККА, махновцы 26 октября 1920 г. освободили от белых Гуляйполе. Лучшие силы махновцев под командованием Семена Каретникова были направлены на взятие Крыма. Сам Махно, раненный в ногу, оставался в Гуляйполе. Он внимательно смотрел в окно, догадываясь, что после победы над белыми предстоит новая война с красными. И он был прав.

Махновцы приняли участие в форсировании Сиваша. После победы над белыми 26 ноября 1920 г. красные внезапно напали на махновцев. Но Махно сумел уйти из-под удара, нанесенного по его силам, и еще несколько месяцев вел ожесточенную войну за свои идеалы вольности против нескольких красных армий. Эта война казалась обреченным делом, но именно она наряду с другими восстаниями 1920–1921 гг. заставила коммунистов пойти на принципиальные уступки народной стихии, отказавшись от военного коммунизма в пользу нэпа. После этого Махно в августе 1921 г. прорвался за границу, сыграв свою роль в истории России и Украины.