Бесконфликтные поколения

У отцов и детей в современной России нет существенных расхождений в позициях
В России история разделила победителей и проигравших не по поколениям, а по географии /Андрей Гордеев / Ведомости

Социологическое исследование «Поколение Z», опубликованное в «Вестнике общественного мнения» за первое полугодие 2020 г., показывает, что в России конфликт отцов и детей сегодня почти отсутствует. Если в 1960-х и 1980-х поколенческий конфликт был виден невооруженным глазом и проявлялся в протестном поведении, эпатирующей субкультуре и отчасти в политической радикализации молодежи, то сегодняшние «отцы» и «дети» существуют в почти бесконфликтном режиме.

Российская молодежь не имеет собственного «центрального события», вокруг которого может строиться ее коллективная идентичность и ценностный ряд. Ключевые даты исторической памяти людей, родившихся при Ельцине и Путине, относятся к прошлому: победа в Великой Отечественной, полет Гагарина и распад СССР. Молодежь демонстрирует не бунт, а преемственность поколений и в области политических и идеологических симпатий. Только 25% респондентов в возрасте от 14 до 29 лет говорят о полном или существенном расхождении в позициях с родителями.

Лояльность российской молодежи образу жизни и представлениям старших выглядит аномалией на фоне большинства развитых стран. В США поляризация общества носит подчеркнуто поколенческий характер. Американцы 1960–1970-х гг. рождения являются главной опорой Дональда Трампа. Они выросли в «золотой век консерватизма», торжества рейгономики и победы в холодной войне. Но история успеха «поколения X» обернулась поражением их детей. Согласно исследованию The Resolution Foundation, молодежь начала XXI в. стала «первым поколением в истории Запада, зарабатывающим меньше, чем их родители». Чувствуя себя жертвой ошибок старших поколений, дети среднего класса бунтуют против американских ценностей своих родителей, выступают за социализм и поддерживают Берни Сандерса.

В России история разделила победителей и проигравших не по поколениям, а по географии. Успех сконцентрировался в столицах, а прозябание – в провинции. Максимальный уровень совпадения взглядов молодых людей и их родителей отмечается в Москве – 46%, в то время как на расхождения указывают лишь 12%. В бедной и депрессивной социальной среде малых городов расхождения, наоборот, достигают предельных значений – 28%.

В то же время в Москве и других крупных городах идет процесс стремительной политизации молодежи, которая все активнее участвует в протестах (8% в столице против 1% в провинции). Однако эта политизация носит консервативный характер. Она направлена в защиту ценностей и образа жизни, созданного поколением родителей в 1990–2000 гг. А внешняя апатия провинции скрывает увеличивающийся протест против социальных итогов этих изменений. В то же время молодые люди из низов все меньше готовы жить так же, как их родители.

Молодежные протесты в Москве вдохновляет именно то, что вызывает растущее раздражение у жителей глубинки. Но главное социальное напряжение аккумулируется сегодня не в верхах, а внизу общества.