Как принять больше мигрантов с Украины

Борьба за людей вместо борьбы за геополитическую ориентацию Украины
Вручение российских паспортов жителям самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик /Валерий Матыцин / ТАСС

Опубликованные в августе демографические итоги первого полугодия 2020 г. негативны: по сравнению с аналогичным периодом 2019 г. снизились рождаемость и миграционный приток, выросла смертность, что вызвало суммарно самую сильную за последние 15 лет убыль населения страны. Единственным показателем с положительной динамикой стала миграция в Россию жителей Украины, которая за пять месяцев 2020 г. составила 55% совокупного миграционного сальдо.

Произошло это из-за упрощения предоставления российского гражданства жителям Донбасса. В расширении упрощенного механизма, действующего по отношению к ним, на всех жителей Украины видится переход к политике, когда борьба за геополитическую ориентацию Украины сменяется борьбой за ее людей. В ситуации, когда повсеместно снижается рождаемость, но при этом обостряются кризисы, связанные с «неправильной» миграцией, привлечение подходящих именно данной стране мигрантов становится важнейшей частью конкуренции между странами.

Приоритет Украины определяется тремя факторами.

Во-первых, это единственное крупное культурно и этнически близкое нам государство, где уровень заработных плат значительно (примерно на треть) ниже российского.

Во-вторых, на Украине очень высокий уровень готовности к эмиграции, вызванный реформами экономики. В ходе опроса, проведенного в апреле 2020 г. Киевским международным институтом социологии, выяснилось, что если бы украинцам предоставили российское гражданство, то жить и работать в Россию переехали бы 15% опрошенных с юга Украины (Одесса, Херсон, Николаев), 8% респондентов с востока (Харьков, Запорожье и Днепр) и 17% жителей контролируемой Украиной части Донбасса. Безусловно, не следует смешивать декларируемую и реальную готовность к эмиграции, но сам факт наличия серьезного миграционного потенциала очевиден.

В-третьих, привлечение мигрантов именно с Украины в отличие от стран Закавказья и Средней Азии может быть принято российским обществом, несмотря на существующие в нем антииммиграционные установки.

Представляется, что, выражая отношение к потенциальным мигрантам, мы оцениваем не их, а себя – свои способности их интегрировать. Важный критерий – чтобы мигранты включались в наш социум таким образом, чтобы он оставался нашим. Судя по данным разных опросов, мигранты с Украины соответствуют этому критерию.

В перечень российских регионов, наиболее привлекательных для мигрантов с Украины, входят обе столицы с областями, Воронежская и Белгородская области, Краснодарский край, а с 2014 г. также Крым. В 2014–2016 гг. имел место взрывной рост миграции, вызванный притоком беженцев, иногда направлявшимся в «нетипичные» регионы (Ростов, Курск, Тула), но затем произошло возвращение к «нормальному», докризисному перечню регионов – реципиентов украинской миграции. Стабильно высокими показателями миграции украинцев отличаются Белгородчина и Кубань.

Совершенно не привлекают украинцев регионы Сибири и Дальнего Востока. Напротив, в 2018 г. там был отмечен ощутимый отток. Он захватил даже традиционно привлекательную для украинских мигрантов Тюменскую область, миграционное сальдо с которой оказалось практически нулевым.

Одновременно решить две задачи – обеспечить приток украинских мигрантов и при этом привлечь их именно в менее развитые и менее заселенные районы нашей страны – едва ли реалистично. Разумнее «заасфальтировать уже протоптанные дорожки», т. е. содействовать переселению в те регионы, которые уже проявили себя как наиболее привлекательные. Поскольку стимулирование переселения людей в две столицы с областями и Крым не имеет смысла по очевидным социально-экономическим или политическим причинам, флагманскими регионами привлечения предлагается сделать географически близкие к Украине динамично развивающиеся регионы юга России – Воронежскую и Белгородскую области и Краснодарский край.

Элементами политики по привлечению переселенцев с Украины в этот макрорегион может быть белгородский опыт поощрения индивидуального жилищного строительства – специальная льготная ипотечная программа, ориентированная на переселенцев, проживших (и проработавших) в России определенное количество лет, и т. д. Довольно многообещающей видится программа содействия переводу бизнеса и кадров с прилегающей части Украины в Воронежскую и Белгородскую области, а в идеале – формирование в Белгороде «нового Харькова» за счет перевода сюда предприятий, традиционно ориентированных на российский рынок и утративших его вследствие санкционной войны между нашими странами.

Очень важно содействовать привлечению украинских студентов в вузы названных регионов. Меры содействия могут включать целевые стипендиальные программы, введение системы стимулирующих выплат местным вузам за каждого иностранного студента, оставшегося в России после обучения и проработавшего в ней определенный срок после окончания вуза, а также льготные образовательные кредиты. Поскольку российским банкам будет сложно оценить риск погашения такого кредита абитуриентами из другой страны, можно было бы применить механизм, опробованный в период пандемии при кредитовании малого бизнеса: покрытие государственной гарантией или гарантией ВЭБа 70–80% суммы кредита.