Люди – новая нефть

Человек, его тело, здоровье и характер – главный ресурс новой экономики
Pixabay

Согласно сентябрьскому докладу BP Energy Outlook 2020, пик потребления нефти уже, скорее всего, был пройден в 2019 г. Два из трех описанных в докладе сценариев предполагают снижение мирового спроса на нефть к 2040 г. соответственно на треть и почти вдвое. Падение произойдет даже в самом оптимистическом для нефтяной отрасли сценарии – хотя и только на 5%. В долгосрочной перспективе главными факторами станут бурное развитие электротранспорта и рост производства возобновляемой энергии. А в краткосрочной удар по нефти уже нанес коронавирус: в 2020 г. глобальное потребление углеводородов сократится на 8%.

Забрезживший впереди конец нефтяной эры накладывается на другую долгосрочную тенденцию – нарастающий структурный кризис на рынке труда. Пандемия лишь ускорила этот тренд. 23 сентября Международная организация труда опубликовала отчет, который показывает, что трудовые доходы в мире в 2020 г. упадут на 10,7% (5,5% мирового ВВП). Страны с низкими и средними доходами потеряют в 1,5 раза больше, чем богатые.

Но в основе кризиса лежит автоматизация производства, транспорта и сектора услуг, которая угрожает в разы сократить емкость самых массовых профессий. Люди, теряющие квалифицированную работу, часто вынуждены заниматься низкооплачиваемым, плохо алгоритмизируемым ручным трудом в сфере услуг. Данные американского Bureau of Labour Statistics показывают, что именно такой труд лежит в основе семи из десяти наиболее быстро растущих профессий, среди которых профессии сиделки, официанта, повара, продавца, курьера. Если привычный уклад был основан на переработке природного сырья в товары, то главной материей новой экономики становится сам человек, его физическое тело, здоровье и время.

Как может выглядеть реализация принципа «люди – это новая нефть», показывает ситуация, складывающаяся в Санкт-Петербурге. В городе находится более 180 детей, рожденных суррогатными матерями для иностранных родителей, преимущественно китайцев. В России в отличие от КНР суррогатное материнство разрешено законом, и спрос на аренду матки растет все последние годы. Но из-за закрытия границ возникла правовая коллизия, когда биологические родители не могут забрать свой «заказ», поэтому дети оказались в положении мигрантов. Уполномоченный по правам детей Анна Митянина даже предложила организовать специальный рейс для экспорта малышей.

Стоимость услуги по вынашиванию чужого младенца составляет $50 000–70 000, из которых примерно половину получает суррогатная мать. Мировым лидером в этой сфере является Украина, где ежегодно выполняется около 3000 контрактов. Россия быстро наверстывает отставание. Чтобы полностью заместить доходы от экспорта нефти, ей нужно довести экспорт суррогатных младенцев примерно до 1–1,5 млн в год.

Контуры нового дивного мира проступают все яснее. Но с непривычки пугают.