Политика в судейской мантии

Как партийность повлияла на разговор о Верховном суде США
Reuters

Каждые четыре года американские президентские выборы становятся главной темой в самих США и в остальном мире. Любые события или действия в публичной плоскости неизбежно политизируются, воспринимаются через призму противостояния республиканцев и демократов. Президент-республиканец Дональд Трамп во много раз усилил поляризацию американского общества, унаследованную им от предшественника.

Сторонники и противники Трампа считают, что выборы 2020 г. – не про избрание нового главы государства (или переизбрание действующего), а про будущее страны и даже про само ее выживание. А если ставки так высоки, все средства хороши для победы. Остальной мир, в свою очередь, оказывается заложником этой политической, идейной и мировоззренческой битвы. Слишком велика значимость США для мира.

Для стороннего наблюдателя или аутсайдера, не участвующего в этой битве, но вынужденного ее учитывать, ключевая опасность – поддаться эмоциям ее участников и таким образом согласиться на упрощение картины мира.

Дьявол всегда кроется в деталях – это одна из главных юридических заповедей. Смерть судьи Верховного суда США Рут Гинзбург и готовящееся назначение ее преемника представляют собой идеальный пример общественной дискуссии, полностью извращенной политикой и партийными предпочтениями, а потому изначально неконструктивной и лишенной глубины, точности, нюансов и смыслов.

Икона американских прогрессистов Гинзбург умерла 18 сентября. Трамп предложит сенату утвердить на освободившееся место консерватора Эми Кони Барретт, судью Апелляционного суда седьмого округа США. В случае успеха (почти гарантированного республиканским большинством) в Верховном суде окажется шесть судей-«консерваторов» и только трое «либералов». Либеральная Америка в ужасе, ведь дальше последует неминуемое ограничение абортов, притеснение ЛГБТ-сообщества и ограничение прав профсоюзов.

Все это правда. Однако эти утверждения можно сравнить с евклидовой геометрией, которая хоть и верна сама по себе, но существует в более сложном мире, где все не так прямолинейно.

Сам инструментарий, язык анализа может быть ошибочным. Ярлыки «либерал» и «консерватор» по отношению к судьям Верховного суда США – политический и журналистский штамп. Так проще, но не точнее. В американской исторической традиции либералами называют сторонников распространения гражданских прав и социальных гарантий, повышения роли федерального правительства, расширительного толкования конституции и законов. К консерваторам принято относить приверженцев противоположных взглядов – узкого, буквального трактования конституции, соблюдения прав штатов, религиозных свобод граждан.

Действительно, судьи Верховного суда могут принадлежать к разным традициям толкования конституции, однако сложность и парадоксальность дел, которые они рассматривают, репутационные риски – все это делает непредсказуемой позицию отдельного судьи по какому-либо вопросу. В 2020 г. Нил Горсач – судья-консерватор, назначенный Трампом, – поддержал запрет дискриминации на основе гендерной принадлежности и сексуальной ориентации. Основанием для этого неожиданного шага стало расширительное толкование текста законов, нехарактерное для консерватора. Другой пример: в 2015 г. Верховный суд легализовал однополые браки. Тогда с этим согласился назначенный республиканцем (т. е. априори более консервативный) судья Энтони Кеннеди. Едва ли герой «Великой старой партии» Рональд Рейган мог представить себе такое, предлагая кандидатуру Кеннеди на должность судьи Верховного суда.

В карьере любого «либерального» или «консервативного» судьи есть решения или особые мнения, которые противоречат ожиданиям публики. Гинзбург, например, в особом мнении выразила готовность лишить избираемых судей возможности свободно выражать политические предпочтения. Это противоречило ее другим взглядам на важность права свободы слова, зафиксированного в конституции, и было характерно скорее для судьи-консерватора.

Это означает, что Трамп и республиканский сенат, назначая кажущегося консерватора, совсем не гарантируют себе его дальнейшего расположения. Судьи заседают в Верховном суде пожизненно, и они не связаны никакими политическими или идеологическими обязательствами. В лучшем случае республиканцам удастся сохранить общий и условно «консервативный» идейный вектор действий Верховного суда, но никоим образом не гарантировать себе политические победы на конкретных выборах или по каким-то общественным вопросам.

Борьба за назначение нового судьи в Верховный суд – безусловно политический сюжет. Однако деятельность Верховного суда и его взаимодействие с администрацией и конгрессом относятся уже в большей степени к правовым вопросам. О них можно рассуждать в юридических, моральных, исторических категориях, но они не могут подменяться политической борьбой демократов и республиканцев. В противном случае будет уничтожен институт сдержек и противовесов американской демократии.