Только политика, никакой физики

«Водородная стратегия» противоречит законам природы
Yves Herman / Reuters

На рубеже веков мир уже было готовился перейти на водородную энергетику. Подписывались законы, составлялись масштабные планы, президенты России и США активно обсуждали вопрос. Но потом энтузиазм поугас. Американцы начали решать свои энергетические проблемы за счет добычи сланцевых углеводородов. А в Брюсселе прочно взяли власть сторонники возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Они поразительно быстро выросли на огромных финансовых субсидиях и твердо вели Евросоюз к его полной электрификации на основе ветровых и солнечных станций.

В конце 2019 г. Еврокомиссия опубликовала свою «Европейскую зеленую сделку», приложив к ней дорожную карту – список документов, которые Брюссель обязался разработать в течение двух следующих лет. Что примечательно, никакой «водородной стратегии» в этом списке нет. То есть меньше года назад Европа еще и не догадывалась, что возглавит мировое водородное движение. Европейское начальство никак не объясняло причину внезапно вспыхнувшей страсти к водороду, сделав вид, что так все и было задумано. Так или иначе теперь СМИ рассказывают, что это важнейший геополитический проект и что Европа наконец собирается добиться энергетической независимости. Прежде всего от такого трудного партнера, как Россия. Поэтому в водородной quasi una fantasia Еврокомиссии трудно не увидеть один из аргументов в борьбе с Россией.

Однако выглядит «водородная стратегия» пока очень странно.

Прежде всего, озадачивает разброс оценок финансовых вложений в «чистый» водород на период до 2050 г. Они колеблются от 180 млрд до 460 млрд евро за 30 лет. Если вы оперируете таким интервалом, то, скорее всего, очень смутно представляете себе, как пойдут ваши дела.

Много вопросов оставляет и технологическая часть стратегии. Она сведена к строгому минимуму. Еврокомиссия планирует по окончании второго этапа программы развития водородной экономики (2023–2030 гг.) построить установки по электролизу общей мощностью 40 ГВт и получать на них 10 млн т «возобновляемого» водорода в год. Нетрудно подсчитать, что для выполнения этой задачи ВИЭ – ветровые и солнечные станции – должны работать круглый год без перерыва, а КПД установок электролиза должен практически равняться 100%. Таким образом, «водородная стратегия» пополнила достаточно длинный список экологических и климатических документов, которые очень вольно обращаются с законами физики.

А от использования цифр в описании третьего, заключительного этапа Еврокомиссия вообще благоразумно уклонилась, зафиксировав лишь: «До 2050 г. технологии получения возобновляемого водорода должны достигнуть зрелости и широко использоваться вплоть до секторов, которые трудно декарбонизировать, где использование других методов невозможно или слишком дорого».

И это не случайно: любые попытки посчитать за Еврокомиссию, сколько ресурсов и энергии нужно для создания новой водородной инфраструктуры Европы, ее нормального функционирования и поддержания в работоспособном состоянии, быстро приводят к фантастическим цифрам. Именно поэтому на водороде не летают самолеты, не ездят грузовики и поезда, из водорода не получают электричество. Технологии для всего этого существуют многие десятки лет, некоторым из них уже по два века. Но из-за физических свойств водорода потери в технологической цепочке так велики, что в условиях рыночной экономики строить водородную энергетику никогда никому в голову не приходило – энергетическая неэффективность ужасающая.

Так что пока «водородная стратегия» – это не про технологию и даже не про деньги.

За многие годы идеологического доминирования «электриков» – сторонников ВИЭ – именно под них создавалась вся нормативная документация, под них писались директивы о возобновляемой энергии, за ними законодательно закреплен приоритет в доступе на энергорынок и т. д. «Газовики» – приверженцы водородной энергетики – сейчас требуют от Брюсселя создания такой же нормативной базы для водорода, такой же системы явных и скрытых субсидий, такой же гарантированной доли для водорода на энергорынке. Вынесет ли европейский Боливар кроме субсидирования ВИЭ еще и субсидирование водородной энергетики – большой вопрос.

Текст «водородной стратегии» – это наспех набросанный компромиссный план создания такой нормативной и финансовой структуры. И не ясно, как он воплотится в конкретных директивах и законах. Да и сама «водородная стратегия» – это пока всего лишь «сообщение» (communication) Еврокомиссии, которое не имеет обязательной силы.