Вторая война Судного дня

Израильские эксперты оценивают экономические потери от коронавируса и карантина
Даже при самом оптимистическом сценарии Израиль вернется к докоронавирусным экономическим показателям только в 2022–2023 гг. /Ariel Schalit / AP

После того как суточное число зараженных коронавирусом в Израиле достигло 6950 человек, что превысило весенние показатели, правительство Биньямина Нетаньяху объявило в стране повторный полный карантин на две недели. По странной иронии, период карантина, начавшийся 25 сентября, совпал с еврейским Судным днем (Йом-Кипур), когда верующие должны очиститься от грехов, совершенных в прошлом году.

Объявив о карантине, Нетаньяху сразу же улетел в Вашингтон для встречи с Дональдом Трампом, на что израильтяне отреагировали анекдотом: «Нетаньяху спрашивает в самолете у жены: Сара, не помню, закрыл я страну или нет?». В стране снова не работают магазины, рестораны, офисы и учебные заведения, прекращена продажа билетов за границу. Жителям было предписано не удаляться от домов далее чем на 500 м.

Уже после первого карантина весной – летом 2020 г. экономика Израиля пережила беспрецедентный спад. ВВП сократился на 1,7%, безработица превысила 20%, государственные расходы упали на 10,3%, инвестиции в бизнес – более чем на 17%. После снятия карантина в хозяйственной жизни страны наметилось небольшое оживление, но второй карантин, похоже, поставит крест на надеждах оптимистов. По оценкам израильского минфина, каждая неделя карантина обойдется стране в 10 млрд шекелей (примерно $3 млрд), а на биржу труда с конца сентября уже обратилось 178 000 новых безработных. Слова «самый тяжелый экономический кризис в истории Израиля» из риторики стали констатацией очевидного факта.

Экономика Израиля уже проходила периоды спада. Рецессия 1966 г., гиперинфляция 1984 г., кризис хай-тек 2002 г. и мировой кризис 2008 г. замедляли экономику страны, но всякий раз израильтяне достаточно быстро справлялись с возникавшими проблемами. Однако, как отмечают здешние эксперты, перспективы кризиса, вызванного коронавирусом, непредсказуемы – не только потому, что речь идет о глобальном явлении, но и из-за биологического фактора: никто не знает, сколько волн пандемии нам еще предстоит пройти и когда будет найдена работающая вакцина.

Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) предупреждает, что кризис, последовавший за эпидемией, угрожает «обострить фундаментальные проблемы Израиля» и «уничтожить все успехи, достигнутые в росте уровня жизни граждан». Специалисты ОЭСР указывают, что, с одной стороны, для выхода из кризиса Израилю необходимы инвестиции в инфраструктуру, общественный транспорт, экологию и образование, а с другой – призывают к экономии средств. За последние 13 месяцев государственный долг Израиля вырос на 20 п. п. и составляет 61% от ВВП страны. Если необходимые реформы будут проведены, то госдолг превысит уже 80% ВВП, а к 2025 г. достигнет 100%.

По мнению эксперта израильского экономического издания «Глобс» Амирама Барката, экономические потери страны от коронавируса и борьбы с ним превысят в 2020–2021 гг. 150 млрд шекелей (около $50 млрд). Это значит, что даже при самом оптимистическом сценарии Израиль вернется к докоронавирусным экономическим показателям только в 2022–2023 гг. Пессимисты же утверждают, что Израиль ждет «потерянное десятилетие», и сравнивают ситуацию с многолетней рецессией, начавшейся после Войны Судного дня 1973 г.

Эпидемия обострила конфликт между религиозным и светским населением, которое видит в ортодоксальных общинах рассадники коронавируса. Хотя, согласно данным министерства здравоохранения страны, 34% заболевших действительно относятся к общине ортодоксальных религиозных евреев, власти стараются ограничиться лишь очень мягкими рестрикциями на религиозные учреждения. У многих это вызывает раздражение. Кризис разоряет мелких предпринимателей – главную опору правящей партии «Ликуд», что бьет по ее рейтингам. Исследования показывают, что образованная молодежь мечтает об эмиграции. Экономическая буря расшатывает и без того непрочное единство израильского общества. Ситуация усугубляется продолжающимся внутриполитическим противостоянием. Оппозиция продолжает обвинять действующего премьер-министра Биньямина Нетаньяху в коррупции и препятствовании правосудию, а сегодня к этим обвинениям еще добавились упреки в неспособности правительства противостоять эпидемии коронавируса.

Похоже, что в ближайшие годы Израиль ждет либо радикальное переформатирование политической палитры страны, либо раскол общества на конфликтующие секторы по образцу соседнего Ливана. Как написал обозреватель Хаим Баар, «Судный день в 2020 г. окрашен в еще более хмурые цвета, чем Судный день 1973 г. Не из-за навязанного нам карантина и ограничений <...> Судный день 2020 г. становится новым переломным этапом для израильского общества потому, что премьер-министр и его приближенные безжалостной стопой вытаптывают все живые связи, создающие единство израильского общества. Эти ростки – нежные, ломкие и ранимые – уничтожаются в эти дни. И это жуткое уничтожение превращает Судный день 2020 г. из дня прощения и искупления в день горя».