Главное дело для первых лиц бизнеса

Цифровизация – удел CEO, а не айтишников
Евгений Разумный / Ведомости

Последние несколько лет цифровая трансформация занимает первые строчки повестки дня руководителей бизнеса во всем мире. Спровоцированный крупными интернет-компаниями так называемый digital disruption, т. е. слом устоявшихся бизнес-моделей, коснулся даже самых консервативных отраслей и мощно вошел в практику государственного и муниципального управления.

Именно государство, как ни странно, на определенном этапе оказалось в авангарде цифровизации и в России. Порталы и всевозможные сервисы госуслуг, трансформация налоговой службы, цифровая среда Москвы, которая активно демонстрировала свои возможности во время самоизоляции, во многом упростили общение граждан с государством, а самому государству позволили более эффективно контролировать общественные процессы.

Бизнес в этом плане до недавнего времени в целом отставал. Редко встречаются компании (за исключением крупнейших) с цельной стратегией цифровой трансформации, а не отдельными локальными элементами (кто-то внедряет CRM, а кто-то – видеонаблюдение). Позицию Chief Digital Officer (CDO) не часто можно найти в российских компаниях, а ключевую роль в цифровом процессе играют люди из реалий 2000-х. В то же время, согласно исследованию Boston Consulting Group (BCG), в мире 65% компаний, проводящих цифровую трансформацию, имеют в составе топ-менеджмента CDO. К этому следует добавить, что главным «спонсором» цифровизации компаний являются первые лица бизнеса – инициатива в формировании цифровых стратегий именно в последние годы мигрировала от IT-директоров к бизнес-лидерам. В большинстве же российских компаний генеральные директора часто рассматривают эти вопросы как сугубо утилитарные и делегируют их айтишникам.

10%

у такого количества международных компаний в 2016 г. была должность Chief Digital Officer

83% руководителей, опрошенных BCG в упомянутом исследовании, считают, что цифровые изменения носят срочный характер. В качестве основных направлений текущих проектов выделяют разработку новых способов дистанционной работы и дистанционного управления, цифровой маркетинг и продажи, повышение уровня кибербезопасности и автоматизацию операций и цепочек поставок. В каждой из этих сфер есть отрасли-драйверы и приоритетные темы проектов и исследований.

2/3

у такой части компаний, завершивших или проводящих цифровую трансформацию, была в 2020 г. должность Chief Digital Officer

Российский бизнес тоже отреагировал, но своеобразно. По данным исследования «Лаборатории Касперского», за последние 12 месяцев российский малый и средний бизнес потратил на обеспечение кибербезопасности вдвое больше, чем за предшествующий период. Это хороший знак, но пока этого недостаточно, чтобы утверждать, что мы готовы ответить на цифровые вызовы во всех секторах экономики.