Британский суд и золото Лукашенко

Английская правовая система защитит Лукашенко так же, как она встала на сторону Мадуро
Dmitri Lovetsky / AP

На днях в Великобритании Court of Appeal (Апелляционный суд) принял просто сенсационное решение. Он отменил решение Высокого суда Лондона о признании лидера оппозиции Хуана Гуайдо главой Венесуэлы. Это решение блокировало доступ правительства Николаса Мадуро к венесуэльскому золоту, которое хранится в Банке Англии. Для сведения, Court of Appeal – высшая инстанция по подавляющему большинству гражданских, административных и уголовных дел за исключением тех, которые по причине их особой важности захочет забрать Верховный суд.

Суть дела в кратком изложении следующая. В Deutsche Bank и Bank of England хранится золотой запас Венесуэлы (многие страны хранят свой золотой запас в американских и английских банках – раньше считалось, что так надежнее и безопаснее, но теперь уже нет). С мая 2020 г. на него претендуют Николас Мадуро, реально контролирующий Венесуэлу, и Хуан Гуайдо, которого США, ЕС и ряд западных государств признали президентом. Оба поставили перед судом вопрос: кто же настоящий президент Венесуэлы?

Еще решением 1939 г. по делу Government of the Republic of Spain v SS Arantzazu Mendi были установлены принципы «решения правительства» и «одного голоса»: «Наш суверен должен решить, кого он признает дружественным сувереном в семье государств, и отношения этого иностранного государства с нашим в части государственных дел должны следовать только из этого решения <...> Наше государство не может говорить двумя голосами, когда судебная власть говорит одно, а исполнительная – другое». Одним словом, исполнительная власть должна решить, кто глава государства, а судебная – добросовестно следовать этому решению. Но, как обычно, есть нюансы.

Государство может признать одного руководителя в качестве такового «в юридическом смысле» (de jure), а другого – в «фактическом» (de facto). Были прецеденты, когда Британией признавались различные руководители государств de jure и de facto. В частности, император Хайли Селласи признавался «юридическим» главой Эфиопии, а король Италии – «фактическим». Республиканское правительство признавалось правительством Испании de jure, а правительство Франко – de facto. С точки зрения английского права (Bank of Ethiopia v National Bank of Egypt) акты правительства, признанного de jure, включая законодательство, не имеют никакого значения для иных государств при наличии правительства, признанного de facto, которое, по сути, является для Британии «иностранным государством» с точки зрения принимаемых решений и законов.

2 июля 2020 г. Высокий суд (как первая инстанция) вынес промежуточное решение, которым признал Гуайдо президентом Венесуэлы. Однако то решение было вынесено только по вопросам права и без учета вопросов факта. Сторона Мадуро обжаловала это решение, снабдив свою жалобу весьма детальной юридической аргументацией.

Правительство Великобритании признало Хуана Гуайдо президентом Венесуэлы в феврале 2019 г. Апелляционный суд посчитал соответствующее решение министра иностранных дел двусмысленным и оставляющим возможности для взаимодействия с Мадуро как с de facto правителем. Суд указал, что министр иностранных дел в настоящем деле просто высказал мнение, что правительство ее величества «признает мистера Гуайдо временным конституционным президентом Венесуэлы», – крайне расплывчатое определение, не отвечающее на вопрос, а кто все-таки реальный президент. Соответственно, суд более высокой инстанции не обнаружил оснований считать, что Венесуэла должна «говорить голосом мистера Гуайдо», в том числе и в отношении судьбы «британского золота». Теперь ясно, что впредь суды должны считать какое-то лицо правителем страны, только если исполнительная власть об этом четко и недвусмысленно заявила.

Казалось бы, тут и следует поставить по крайней мере жирную запятую в этом довольно запутанном деле – тем более когда вопрос, кто же руководит весьма отдаленным государством, решается в британских судах, – если бы не очевидные последствия подобного решения.

Многие европейские государства признали Светлану Тихановскую юридически избранным президентом Республики Беларусь. Ей вручают соответствующее удостоверение, открывают представительство, «при ней» создают разные органы управления, с ней встречаются лидеры разных государств. Но вот сейчас именно английский суд четко, со ссылками на исторические прецеденты разъяснил, что никакого реального значения она не имеет. Пока, по крайней мере, Александр Лукашенко остается президентом Республики Беларусь de facto, т. е. фактически управляет страной. А это вряд ли кто-то сможет оспорить. Тот же самый принцип будет, очевидно, применен судами и к любым альтернативным правительствам, создаваемым в процессе неудачных цветных революций. Можно обмануть шумом в СМИ практически кого угодно, но не британский суд.

Кстати, если бы Лукашенко хранил золотой запас Белоруссии в британских банках, то британский суд его тоже бы защитил.