Личные ценности – тоже бизнес

Внеслужебная социальная активность сотрудников – фактор риска для фирмы
AP

Кажется, что бизнес и общественная активность живут в параллельных реальностях, пересекаясь лишь изредка, как, например, происходило недавно во время конфликта в Башкирии. Но иногда противоречия возникают между миссией компании и ее ценностями, с одной стороны, и позицией персонала – с другой. Пример – выступление команды Google в США против сотрудничества компании с военным ведомством.

А вот пример другого рода: в конце сентября основатель и руководитель крупной криптовалютной биржи Coinbase заявил, что компания прекращает поддержку социального активизма, в том числе BLM, а несогласным сотрудникам компании предложил в 10-дневный срок уволиться с хорошим выходным пособием. Этим предложением воспользовались к данному моменту 5% сотрудников биржи. Сама Coinbase, по мнению ее лидера, должна сосредоточиться исключительно на своей миссии – предоставить людям по всему миру экономическую свободу с помощью криптовалют.

Для американского бизнеса вопрос поддержки или запрета социальной активности сотрудников – это вопрос мировоззрения собственников и силы их желания быть рядом (вместе) с обществом или в стороне от него. Сторонников классических методов управления и командообразования участие персонала во внешних политизированных процессах может раздражать и создавать впечатление размывания фокуса.

В то же время в странах с политическим устройством тоталитарного или авторитарного типа социальный активизм руководства или сотрудников компании может создавать для бизнеса значительные сложности. Самый свежий пример – ситуация с американо-белорусской компанией PandaDoc, которая подверглась преследованию со стороны белорусских силовых структур, а несколько ее сотрудников были арестованы за поддержку протестных акций после выборов президента.

В России существует множество локальных примеров, преимущественно в регионах, когда предприниматели, оказывавшие поддержку оппозиции или принимавшие участие в «нежелательных» социальных мероприятиях, подвергались значительному давлению. В результате большинство компаний теперь занимает либо нейтральную, либо полностью провластную позицию.

Но как же компания должна реагировать, если отдельные ее сотрудники в свободное от работы время участвуют в деятельности каких-то общественных организаций, поддерживают какие-то проекты финансовыми пожертвованиями или активно высказывают свою гражданскую позицию в социальных сетях, подвергая критике деятельность властей или демонстрируя взгляды, отличающиеся от общепринятых в текущем контексте? Пока универсального ответа на этот вопрос нет. Подход Coinbase вряд ли широко применим из-за вероятности судебного оспаривания увольнений на почве социального активизма. Но риски, связанные с внеслужебной социально-политической деятельностью сотрудников, должны быть включены в сводную карту рисков и анализироваться и учитываться при формировании стратегии корпоративной безопасности.