Китайский кот меняет цвет

Кризис обнаружил преимущества китайской социально-экономической модели
Ng Han Guan / AP

В октябре 1987 г. Дэн Сяопин произнес свой знаменитый афоризм: «Не важно, какого кот цвета. Хороший кот такой, который ловит мышей». Если капитализм сможет обеспечить экономический рост лучше, чем плановая экономика, то это «хороший кот», имел в виду китайский лидер. За прошедшие 33 года китайская экономика вплотную подошла к тому, чтобы занять лидирующие позиции в мире.

Пандемия и кризис позволили Китаю резко сократить свое отставание от США. Хотя вирус появился в Ухане, сегодня Китай занимает лишь 49-е место в мире по числу зараженных. Более эффективная борьба с пандемией дала и лучшие экономические результаты: Китай стал единственной из 48 крупных экономик, в которой ВВП по итогам II квартала оказался больше, чем за аналогичный период 2019 г. Несмотря на торговую войну с США и падение мирового спроса, Китай умудрился даже нарастить экспорт и положительное сальдо торгового баланса, тогда как в США торговый дефицит приблизился к новому рекорду. «У Китая был хороший кризис», – признает Джим Маккормик в Financial Times.

Успехи Китая усиливают международную напряженность. Американский политолог Грэм Эллисон называет это «ловушкой Фукидида» по аналогии с тем, как восходящие Афины когда-то бросили вызов Спарте. Ученый подсчитал, что в 12 из 16 случаев за последние 500 лет, когда растущая держава оспаривала лидерство прежнего гегемона, дело кончалось большой войной. Сегодня угроза прямого столкновения сверхдержав велика, как никогда, после Карибского кризиса 1962 г. США создают антикитайскую коалицию, в которую входят Япония, Индия и Австралия.

Успехи Китая объясняются не только его размерами, но и преимуществами его социально-экономической модели, которая в момент кризиса оказалась эффективной альтернативой либеральному капитализму.

Китайское руководство в последние годы проводит курс на интеграцию государственного и частного секторов. Частные компании обязали создавать на предприятиях партийные комитеты КПК, которые становятся проводниками государственных приоритетов в экономике. А госпредприятия за последние годы привлекли $145 млрд частных инвестиций. Новая китайская политика нацелена на форсированное развитие высокотехнологических производств и осуществление «четвертой промышленной революции» – по образцу советского ГОЭЛРО, позволившего в свое время создать фундамент для индустриализации. Сосредоточившись на технологическом рывке, Пекин меняет и социальные приоритеты: вместо таргетирования роста ВВП в этом году впервые были введены плановые показатели по безработице и ограничение роста потребительских цен.

Китайская «кошка» меняет цвет. В 1980-х ставка была сделана на высвобождение сил рынка. Но теперь их вновь подчиняют централизованному планированию. Возможно, это станет решающим фактором в борьбе за будущее.