«Русский тоталитаризм» куда-то делся

В борьбе с эпидемией власти не способны применить даже те меры, которые им вполне доступны
АР

Вместо Олимпиады в Токио коронавирус устроил свои всемирные игры. И на сегодня в них с большим отрывом в общем лидирует «тоталитарный» Китай – в теплой компании других азиатских стран (Японии, Южной Кореи, Вьетнама, Сингапура и др.). Некоторые из них, конечно, куда более демократичны, чем КНР. Вот только этот демократизм на период пандемии куда-то испарился, а на смену ему пришли общенациональная строгая (по сравнению с западным миром) дисциплина и мобилизация, когда общинное соблюдение карантинных мер, а также гражданская сознательность подкрепляются жесточайшими штрафами (за отказ носить маски, например), электронным трекингом поголовно всех заболевших и инфицированных, а если надо, то и локальными карантинами. Электронное слежение мы же воспринимаем как неототалитаризм, не так ли?

Ни одна западная демократия даже отдаленно не приблизилась по успехам в борьбе с эпидемией к Китаю. В США с их безграничным федерализмом, когда каждый штат и даже город или графство сам себе санэпидемнадзор, практически любые мобилизационные меры национального масштаба оказались невозможны. Итог: более 200 000 смертей и прогнозы под 400 000 до конца года – на фоне менее чем 90 000 у полуторамиллиардного Китая.

Наши ковидоскептики на это говорят: мол, с этим Китаем вообще все не понятно, тамошние власти могут врать и просто прекратили тестирование.

Нет. На днях в Циндао за пять дней решено протестировать на COVID-19 все 9,5 млн горожан – и это после выявления нескольких случаев бессимптомного носительства. Ранее аналогичная кампания была проведена в городе Ухане и провинции Хубэй, откуда все началось. В стране работает система тотального электронного трекинга на основе QR-кодов, отслеживающих все контакты и передвижения, границы КНР в основном закрыты, все приезжающие садятся на двухнедельный карантин. Пекин ввел квоту на въезд в город – не более 500 человек в сутки. На этом фоне китайская экономика перешла к росту, тогда как европейская и американская падают либо стагнируют. В Китае даже возобновился массовый внутренний туризм. Частные корпорации были, по сути, мобилизованы государством, чтобы обеспечить граждан всеми возможностями для работы и учебы онлайн. Само государство при этом не ждало нижайших просьб о господдержке, а в опережающем порядке ввело еще весной масштабные налоговые льготы для бизнеса, который был уверен, что власти его не бросят в трудную минуту.

Российские правители, дружно отрицавшие угрозу второй волны, сейчас оказались словно в прострации. Глядя не столько на Китай, сколько на Европу и Америку, они явно не хотят вводить новые локдауны, опасаясь катастрофических экономических последствий. Опасения резонные. Однако ни в России, ни на Западе не используются те мобилизационные меры, которые технологически – и даже политически – доступны.

Например, взять да реквизировать частные больницы или гостиницы – под лечебные и обсервационные мощности. На ум приходят и другие меры, вплоть до аналогичных (с поправкой, конечно, на технологический прогресс) тем, которые были задействованы в годы Второй мировой войны, когда тот же Запад легко поступался принципами демократии.

Слишком? Не то время? Но разве сейчас мы не имеем дело с подобием биологической войны?

На этом фоне – в отличие, кстати, от Европы – российские власти не могут даже принудить население носить маски в общественных местах, с безразличием наблюдая за тем, какой царит балаган по этому поводу в соцсетях. И где, спрашивается, хваленый «русский авторитаризм»? То есть за «экстремизм», порой никак не относящийся к нынешней жизни, или, скажем, за «прославление нацизма в годы войны» у нас карают, а за саботаж и призывы к нему в отношении весьма щадящих карантинных мер властей – нет. За отступление от канонической линии в трактовке истории войны можно познакомиться со следователем, а за противодействие проведению государством санитарных мер даже штраф на практике не грозит.

То же с федерализмом. В обычное, «мирное», время его как бы нет – всем приказано смотреть открыв рот в сторону Кремля и улавливать эманации. А вот в «военное» время пандемии подан единственный, по сути, сигнал: «Смотрите там сами, если что пойдет не так, то мы с вас спросим, но потом». При этом вполне просматривается негласное, но сильное распоряжение «не вводить самоизоляцию по новой», поскольку тратить на ваш алармизм, господа губернаторы, наш фонд национального благосостояния (а его федеральный центр воспринимает как свой кошелек) мы не намерены. В результате страна, где огосударствленная экономика приносит больше 2/3 ВВП, являет совсем немного общенациональных мобилизационных усилий. Власти сами себя убаюкали рассказами про спасительную вакцину и что второй волны не будет. А также тем, что сильные мира сего, по опыту тех, кто уже прошел через заболевание, вполне легко излечиваются благодаря, условно, «кремлевской медицине». Остальным, как в голливудских «Голодных играх», уповать на себя, выживать как получится, спорить до хрипоты по поводу «чипирования через ношение масок» и ждать, пока настанет стадный иммунитет.

Даже в пору крепостничества помещики больше заботились о сохранении живых душ, пока они не становились мертвыми, – вводя, например, карантин во время эпидемии холеры.