Выход из черного списка

Комиссия ЦБ удовлетворяет почти половину жалоб банкиров, не согласных с низкой оценкой своей репутации
Unsplash

С недавних пор деловая репутация руководителя на финансовом рынке – это не только имиджевый фактор, но и регулятивное требование. Все первые лица и члены органов управления, а также покупатели долей в размере более 10% в банках и других финансовых структурах проходят обязательное согласование с регулятором на предмет их деловой репутации и истории работы.

Этот порядок согласования и требования действуют с  января 2018 г., но теперь он стал более жестким и кросс-секторальным. То есть если, к примеру, бывшему CEO страховой компании были предъявлены претензии в связи с его деятельностью на этой позиции, то он попадет в черный список не только на страховом рынке, но и в других финансовых сегментах.

Система выглядит логично, ведь если человек оказался замешан в «нехорошей истории», то на определенное время его следует ограничить в возможности руководить другой финансовой организацией или приобретать ее. Обсуждался даже и более жесткий вариант – полный пожизненный «запрет на профессию», но такая модель не получила одобрения.

Что значат репутационные претензии к членам органов управления банка при отзыве у него лицензии? Весь совет директоров, председатель правления и его заместители – все они оптом попадают под удар. Но все ли они имели отношение к действиям, которые привели к краху банка, к выводу активов или выдаче технических и невозвратных кредитов? Весь ли состав руководства банка должен по умолчанию попадать в список специалистов с плохой репутацией и получать соответствующие ограничения?

Нет. Многие топ-менеджеры банков и других финансовых структур могли заниматься белой деятельностью, никакого отношения не имея к злоупотреблениям своих коллег или акционеров. Например, казначей работал с ценными бумагами. По его линии никаких претензий нет, портфель бумаг качественный, сделок по выводу активов не было. Но у банка лицензия отозвана, и он тоже попадает в черный список.

В таких случаях есть механизм обжалования – через подачу заявления в специальную комиссию Банка России.

Эта комиссия с момента начала своей работы по 1 октября 2020 г. получила 679 обращений от должностных лиц и собственников финансовых организаций, не согласных с признанием их деловой репутации или квалификации не соответствующими установленным требованиям. 309 жалоб уже было удовлетворено, в 249 случаях в удовлетворении было отказано. То есть значительная часть обращений (46%) удовлетворяется, топ-менеджер обеляется и может дальше претендовать на руководящие позиции и отсутствие репутационных претензий.

Это хорошо – значит, система реабилитации работает. Но все же с учетом весьма высокой доли удовлетворения этих обращений, может быть, стоит в будущем и попадание человека в черный список сделать более обоснованным. Как минимум – не применять презумпцию виновности в отношении всех топ-менеджеров финансовой структуры, если она лишается лицензии.