Революции не меняют жизнь людей к лучшему

В выигрыше оказываются только те, кто сочетает готовность к риску, бешеную энергию и крайнюю бессовестность
Vladimir Pirogov / Reuters

Очередные беспорядки в Киргизии вызвали в социальных сетях ряд восторженных отзывов: «Киргизы молодцы!», «Они сильны духом и пример для всех нас!». Это, конечно, инстинктивная реакция – аналитические тексты гораздо холоднее, что и понятно: ситуация на месте запутаннее, чем просто «народ восстал за демократию». Но сами по себе восторги как явление заслуживают внимания.

За восхищением киргизскими событиями стоит определенная система убеждений и оценок, которые, даже если и не проговариваются вслух, возможно, определяют взгляды и поведение людей. Это, в частности, вера в то, что за хроническими проблемами общества и государства стоят легко определяемые виновники – первое лицо страны и его окружение. И если вынудить этих людей уйти и передать власть кому-то другому, положение в стране улучшится. Хорошие, достойные люди, находящиеся на правильной стороне истории, борются за то, чтобы выгнать из президентского дворца нехорошего человека с его камарильей, после чего воссияет мир, свобода и достаток. Люди, вышедшие его выгонять – а это и есть народ, – всегда заслуживают горячего одобрения, а на всякие некрасивые эксцессы, которые при этом происходят, можно и закрыть глаза.

Причины, по которым такая вера легко возникает и прочно держится, понятны. У нее есть понятная драматургия, знакомая нам по бесчисленным книгам и фильмам, начиная с детских сказок. Во всем виноват Черный Властелин, Кощей Бессмертный, рыцарь Като. И когда меч пронзает его черное сердце, злое колдовство теряет силу, наступает счастливая жизнь, а зрители, довольные, покидают кинозал.

Людям вообще нужен понятный враг. И так уже мы устроены, что на борьбу с врагом мобилизуемся гораздо лучше, чем на какие-либо созидательные задачи. Такая борьба создает теплое чувство единства, цели, самоуважения и общей оправданности своего существования. Есть и долгая традиция тираноборчества – и те из нас, кто застал советскую школу, хорошо помнят всю историю про ужасных царей, которые посылали жандармов и казаков бить и мучить славных революционеров, боровшихся за народное счастье. Потом народ снес царский трон, жить стало лучше, жить стало веселее.

Вера в то, что жизнь в стране можно решительно улучшить, ниспровергнув центральную власть, опирается на долгую и прочную культурную традицию, укорененную на подсознательном уровне. При этом, конечно, сами власти могут давать немало поводов к недовольству и совершать тяжелые ошибки и преступления – что прекрасно укладывается в общую картину «вот средоточие всего зла – уничтожьте его, и наступит счастливая жизнь». В этой картине мира человек испытывает стихийное сочувствие к людям, вышедшим свергать власти, – в какой бы стране это ни происходило. Это прекрасные люди, подающие нам достойный пример.

Однако такая вера ошибочна – и сами события в Киргизии будут тут примером. Революции происходят в этой стране с некоторой регулярностью («тюльпановая революция» 2005 г., потом еще одна – 7 апреля 2010 г.). Решило ли это какие-то из стоявших перед страной проблем? Улучшило ли жизнь людей? Едва ли.

Более того, революции происходят в странах, где демократические институты существуют и вроде бы работают – что сильно подрывает представление о том, что всему виной отсутствие таких институтов. На Украине все в порядке с институтами – различные партии свободно конкурируют, президент несколько раз сменился по итогам выборов. Это не помешало оранжевой революции 2004 г. А о ее долгосрочных достижениях можно судить по тому, что в 2014 г. люди сочли свое положение настолько невыносимым, что устроили еще одну революцию, которую, впрочем, тоже трудно пока счесть успешной.

Увы, за пределами кинотеатра схема «отважный народ свергает плохого правителя и наступает счастливая жизнь» не срабатывает. Иногда – как в России 1917 г. – не срабатывает со страшными последствиями.

А что работает и действительно улучшает жизнь в стране? Медленный и совершенно не драматичный процесс, по которому невозможно снять увлекательного фильма. Рост доверия людей – в широком смысле: как друг к другу, так и к жизни в целом. Доверия как способности исходить из того, что жизнь, в общем, предсказуема и проходит без тотальных потрясений. Это доверие к жизни позволяет строить долговременные планы, выстраивать отношения с людьми (то, что называется социальным капиталом), дорожить репутацией честного и ответственного работника. Оно формируется в ситуации, когда усердие и добросовестность вознаграждаются. Это органический процесс, и его вряд ли можно подтолкнуть. Однако ему важно не мешать – он требует определенной социальной стабильности.

Революция – т. е. ситуация, когда никто не знает, чего ожидать от будущего, – этот процесс обрывает. Люди, медленно и упорно приобретавшие квалификацию, репутацию и достаток, лишаются всего; в выигрыше – иногда сказочно огромном – оказываются те, кто сочетает готовность к риску, бешеную энергию и крайнюю бессовестность. Быть честным становится невыгодно, доверять ближнему – крайне опасно.

Люди, выходящие на улицы, чтобы снести власть, к их несчастью, определенно не улучшат своей жизни. Это проверено много где – и в Киргизии в частности.