От Детройта до Норильска

Валентина Матвиенко как мастер урбан-апокалиптики
Если нарисованная Матвиенко картина верна, город должен быть уже на грани социального взрыва /Андрей Гордеев / Ведомости

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко взъелась на компанию «Норникель» за состояние города Норильска. Содержание ее обвинений и выбранный стиль отличают высокая образность и склонность к гиперболам. Мол, «город-сад» на полярных широтах превратился в трущобы, среди которых бродят согбенные тени заводских рабочих. Как в заброшенном Детройте. И ничего с этим поделать нельзя, потому что местная власть в кармане у компании. Следует и совсем неожиданный довод: «Норникель» арендовал город (у кого, почем?) и вернул затем региону в плачевном состоянии (когда?). Полутонов Матвиенко не допускает: школы изношены, спортивных площадок нет, нет и совести, только холод и бесчувствие. «Там сплошной цинизм и абсолютное безразличие к отечеству. Для них (владельцев компании. – «Ведомости») построить школу, два детских сада – это чашка кофе, два раза им в ресторан сходить», – обличает она.

Отчасти подобную литературность можно списать на то, что до самого Норильска Матвиенко не долетела, картинка рисовалась ею с пересказов коллег. А после экологической катастрофы «Норникель» стал удобной мишенью. Поэтому для восстановления баланса тем более стоит сделать ряд оговорок.

Если нарисованная Матвиенко картина верна, город должен быть уже на грани социального взрыва. Однако население здесь отличается повышенной лояльностью: при голосовании по поправкам к Конституции Норильск дал 83% голосов «за» против 70% в среднем по Красноярскому краю, на президентских выборах за Владимира Путина проголосовало 72% горожан, что также больше среднего результата. Вице-президент «Норникеля» Андрей Грачев приводит и другие данные: за последние три года общие налоговые отчисления компании в бюджет Красноярского края составили 250 млрд руб., стоимость принятой экологической программы в рамках нацпроекта «Чистый воздух» также на уровне 250 млрд руб. «Норникель» построил несколько детских садов и спортивных центров, аквапарк, протянул через тундру интернет-кабель, организовал ряд заметных культурных и образовательных акций.

Вряд ли «Норникель» сделал меньше, чем другие индустриальные компании в своих моногородах – металлурги, химики, многочисленные газпромовские структуры или нефтедобытчики. Поэтому особо выделять его некорректно. При этом речь Матвиенко заостряет проблему самой публичной дискуссии – дефицит ответственности в характеристиках публичных компаний, о чем недавно сказал и премьер Михаил Мишустин.

Как минимум, полемика должна предполагать присутствие обеих сторон и равные возможности обмена аргументами. А вообще не мешает разобраться, что означает сегодня ответственность частной компании за город и где границы ее компетенции, за которыми социальные вопросы решает уже не бизнес, а власть, представленная в том числе и Валентиной Матвиенко.