Михаил Воеводин отделается 1,95 млрд руб.

«ВСМПО-Ависма» пошла на мировое соглашение с бывшим гендиректором
Михаил Воеводин — человек недели /Марина Лысцева / ТАСС

Арбитражный суд Свердловской области 28 октября утвердил мировое соглашение по иску крупнейшего в мире производителя титана – «ВСМПО-Ависмы» – о взыскании с экс-гендиректора компании Михаила Воеводина 4 млрд руб. Соглашение заключается в следующем: корпорация отказывается от претензий к бывшему топ-менеджеру, а Воеводин обязуется выплатить компании 1,95 млрд руб.

Воеводин был гендиректором «ВСМПО-Ависмы» более 10 лет. В апреле 2020 г. контракт с ним был продлен еще на три года. Однако в мае Воеводин неожиданно сообщил, что покидает компанию, чтобы «сосредоточиться на личных проектах». Тогда же корпорация объявила о резком сокращении производства из-за эпидемии коронавируса: основные ее потребители – авиакосмические корпорации – из-за СOVID-19 фактически остановили закупки титановой продукции (до кризиса компания, по ее собственным данным, обеспечивала до 35% всех потребностей в титане Boeing, 65% – европейского Airbus и 100% – Embraer).

В результате план по выпуску титановой продукции был снижен с 39 000 до 26 500 т, губчатого титана – с 44 000 до 35 000 т.

А в августе стало известно, что против Воеводина возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ («мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере»). То, что расследование ведется, подтверждали и в «Ростехе» (владеет 25% акций «ВСМПО-Ависмы»). Но процессуальный статус Воеводина – свидетель или подозреваемый – так и остался неясен. Об уголовном деле сам топ-менеджер тогда узнал от корреспондента «Ведомостей»: «Первый раз слышу, спасибо большое за новости». В итоге в середине сентября «ВСМПО-Ависма» подала гражданский иск к Воеводину о возмещении ущерба на сумму 4 млрд руб., а еще через месяц согласилась пойти с ним на мировую, направив соответствующее заявление в арбитраж.

В «ВСМПО-Ависме» сказали «Ведомостям», что считают мировое соглашение компромиссом, который позволит не затягивать на годы расследование уголовного дела против Воеводина. Обязательства по выплате 1,95 млрд руб. в корпорации расценивают как частичную компенсацию нанесенного ущерба. А снижение суммы претензий вдвое объясняют нехитрым выбором: «Судиться до конца либо согласовать приемлемую для обеих сторон сумму». Источник в ВСМПО добавляет, что, «по сути, подписание этого соглашения означает признание вины господина Воеводина и является [для него] способом избежать уголовного преследования». Ответчик с этим категорически не согласен – представитель Воеводина юрист Илья Котляров заявил «Ведомостям»: «В утвержденном судом мировом соглашении четко прописано, что его заключение не может трактоваться как признание вины или факта причиненных убытков предприятию».

Партнера юридической фирмы «Интеллектуальный капитал» Романа Скляра удивляет, что стороны смогли в столь короткий срок договориться об «отступных» со стороны ответчика. «Обычно, когда предъявляют требования на такие суммы, бывший топ-менеджер очень быстро покидает страну и оказывается в Лондоне», – говорит юрист. Скляр также подчеркивает, что подписание мирового соглашения по гражданскому иску не может быть основанием для завершения следствия по уголовному делу, возбужденному по ст. 159 УК. Но то, что стороны пошли на мировую, дает шанс фигуранту уголовного дела избежать сурового наказания, рассуждает он. Дело может закончиться тем, что статья будет переквалифицирована на более мягкую – 201 УК («злоупотребление полномочиями») либо следствие просто развалится из-за слабой доказательной базы. Юрист предположил, что в данном случае уголовное дело могло быть возбуждено по заявлению предприятия, которое преследовало цель не наказать бывшего топ-менеджера, а оказать на него давление для дальнейшего торга.-

Арбитражный суд Свердловской области 28 октября утвердил мировое соглашение по иску крупнейшего в мире производителя титана - «ВСМПО-Ависма» - о взыскании с экс-гендиректора компании Михаила Воеводина 4 млрд руб. Соглашение такое: корпорация отказывается от претензий к бывшему топ-менеджеру, а Воеводин обязуется предоставить компании «безвозмездную помощь» в размере 1,95 млрд руб.

Михаил Воеводин был гендиректором «ВСМПО-Ависма» более 10 лет. В апреле 2020 г. контракт с ним был продлен еще на 3 года. Однако в мае Воеводин неожиданно сообщил, что покидает компанию, чтобы «сосредоточиться на личных проектах». Тогда же корпорация объявила о резком сокращении производства из-за эпидемии коронавируса: основные ее потребители – авиакосмические корпорации – из-за СOVID-19 фактически остановили закупки титановой продукции (до кризиса компания, по ее собственным данным, обеспечивала до 35% всех потребностей в титане Boeing, 65% – европейского Airbus и 100% – Embraer).

В результате, план по выпуску титановой продукции был снижен с 39 до 26,5 тыс. т, губчатого титана - с 44 до 35 тыс. т .

А в августе стало известно, что против Воеводина возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере»). То, что расследование ведется, подтверждали и в «Ростехе» (владеет 25% акций «ВСМПО-Ависма»). Но процессуальный статус Воеводина - свидетель он или подозреваемый - так и остался неясен. Об уголовном деле сам топ-менеджер тогда узнал от корреспондента «Ведомостей»: «Первый раз слышу, спасибо большое за новости». В итоге в середине сентября «ВСМПО-Ависма» подала гражданский иск к Воеводину о возмещении ущерба на сумму 4 млрд руб., а еще через месяц согласилась пойти с ним на мировую, направив соответствующее заявление в арбитраж.

В «ВСМПО-Ависма» сказали «Ведомостям», что считают мировое соглашение компромиссом, который позволит не затягивать на годы расследование уголовного дела против Воеводина. Обязательства по выплате 1,95 млрд руб. в корпорации расценивают как частичную компенсацию нанесенного ущерба. А снижение суммы претензий вдвое объясняют нехитрым выбором: «Судиться до конца, либо согласовать приемлимую для обеих сторон сумму». Источник в ВСМПО добавляет, что «по сути, подписание этого соглашения означает признание вины господина Воеводина и является [для него] способом избежать уголовного преследования». Ответчик с этим категорически не согласен: представитель Воеводина юрист Илья Котляров заявил «Ведомостям»: «В утвержденном судом мировом соглашении четко прописано, что его заключение не может трактоваться как признание вины или факта причиненных убытков предприятию».

Партнер юридической компании BMS Law Firm Денис Фролов называет соглашение между ВСМПО и Воеводиным «беспрецедентным случаем». Иски на миллиарды рублей к бывшим руководителям есть в практике российских судов, напоминает адвокат МКА «Князев и партнеры» Алексей Сердюк. Например, с директора «Совхоза имени Ленина» Павла Грудинина по иску акционеров взыскали более 1 млрд руб. Управляющий партнер юридической фирмы «Интеллектуальный капитал» Роман Скляр также считает, что сумма иска и возмещения по нему – очень большая, но не исключительная. В качестве примера он приводит миллиардные иски к бывшим банкирам – экс-владельцу Межпромбанка Сергею Пугачеву (привлекался судом к субсидиарной ответственности на 75,6 млрд руб.) и бывшем собственнику банка «Российский кредит» Анатолию Мотылеву (поданы иски о субсидиарной ответственности его и других топ-менеджеров на 40 млрд руб.). Но для промышленного сектора сумма претензий действительно очень высока, указывает Скляр.

Сердюк подчеркивает, что при этом удовлетворение требований истца в порядке арбитражного разбирательства не означает автоматического признания вины в уголовном процессе — даже несмотря на то что речь может идти об одних и тех же фактических обстоятельствах. Судьба уголовного дела в данном случае не связана с арбитражным спором, согласен Фролов.

Скляра же в этом деле удивляет, что стороны смогли в короткий срок договориться об «отступных» со стороны ответчика. «Обычно, когда предъявляют требования на такие суммы, бывший топ-менеджер очень быстро покидает страну и оказывается в Лондоне», - говорит юрист. Скляр также подчеркивает, что подписание мирового соглашения по гражданскому иску не может быть основанием для завершения следствия по уголовному делу, возбужденному по ст. 159 УК. Но то, что стороны пошли на мировую, дает шанс фигуранту уголовного дела избежать сурового наказания, рассуждает он. Дело может закончиться тем, что статья будет переквалифицирована на более мягкую – 201 УК («Злоупотребление полномочиями»), либо следствие по просто развалится из-за слабой доказательной базы. Юрист предположил, что в данном случае уголовное дело могло быть возбуждено по заявлению предприятия, которое преследовало цель не наказать бывшего топ-менеджера, а оказать на него давление для дальнейшего торга.