Энергетика европейских дисбалансов

Ради сохранения видимости конкуренции французские государственные АЭС ежегодно дарят частным дистрибуторам миллиард евро
JEAN-CHRISTOPHE VERHAEGEN / AFP

Еврокомиссия опубликовала «Рабочий документ о значительных искажениях в экономике Российской Федерации». В нем, как и в других аналогичных, созданных по заказу Европарламента, Еврокомиссия описывает экономики главных торговых партнеров Евросоюза (ЕС) на предмет выявления ереси. Среди обнаруженных грехов, например, такие: «рынок в основном обслуживается компаниями, находящимися под контролем страны-экспортера», «государственное присутствие в компаниях позволяет влиять на цены или на издержки». Этот документ перечисляет улики (evidence), потом положения доклада будут включаться в дальнейшие расследования. «Еретикам» дают право отвергать, комментировать или дополнять улики.

Но Еврокомиссии стоило бы начать такую проверку с самой себя. Например, с истории внедрения рыночных цен и принципов честной конкуренции во французскую энергетику.

После Второй мировой войны во Франции был создан государственный монополист Électricité de France (EdF). По своему значению для экономики страны, по объему вырабатываемой и распределяемой электроэнергии эта компания очень похожа на РАО ЕЭС, а ее главная особенность – преобладание в электрогенерации атомной энергии. Объясняется этот крен тем, что сразу после первого нефтяного кризиса 1973 г. французские власти решили сделать своим главным приоритетом энергетическую независимость страны. И с середины 70-х по начало 90-х гг. Франция реализовывала национальный проект «Атомная энергия», не только построив 58 реакторов, но и создав инфраструктуру для максимально полного цикла – от обогащения урана до хранения отработанного ядерного топлива (ОЯТ).

Когда в Европе пришла пора рыночных либеральных реформ, с французской энергетикой тоже нужно было что-то делать. Существование государственного монополиста прямо противоречило всем принципам ЕС. Но приватизировать атомные станции никто не взялся. Решили вопрос просто – приватизировали их денежные потоки. Закон 2010 г. предусматривал, что EdF должна продавать четверть своего «атомного электричества» (100 Твт ч) независимым поставщикам по зафиксированной до 2025 г. цене в 42 евро за МВт ч. Эта цена ниже средней на европейском энергорынке и не покрывает издержки самой EdF.

Независимые дистрибуторы, разумеется, сразу появились. Они ничего не строят – ни электростанции, ни распределительные сети. Это просто офисы. Их главная задача – переманить клиентов EdF, предложив им то же самое электричество по тем же самым проводам, но обернутое в разные «пакеты». И тут они проявили всю свою изобретательность, иногда переходящую в мошенничество.

Жизнь у независимых дистрибуторов, которые по идее должны обеспечивать жестокую конкуренцию, как у Христа за пазухой. Они могут выбирать свою квоту у EdF по фиксированой цене. Когда цена на европейском рынке падает ниже 42 евро, они могут закупить его там. Но поскольку цена на европейском рынке растет, то регулярно возникают такие ситуации, что, даже имея доступ к электричеству от EdF по скандально низким ценам, независимые дистрибуторы становятся неконкурентоспособными по сравнению с «регулируемой», устанавливаемой законом ценой, по которой продает свое электричество EdF. Переманивание клиентов резко замедляется. Но не беда. В этом случае Франция обязана поднять свои «регулируемые» цены до того уровня, при котором частные дистрибуторы снова обретают конкурентоспособность.

Результаты такой «рыночной» политики потрясают. С 1986 по 2007 г. цены на электричество поднялись во Франции на 2,7%. С 2010 по 2020 г., когда в этот сектор пришла животворящая конкуренция, – на 50%.

Сейчас независимые дистрибуторы выбирают все 100 ТВт ч. И требуют удвоить объем электроэнергии от государственного монополиста «по специальным ценам». EdF же указывает, что себестоимость этой энергии – 53 евро и компания уже сейчас просто дарит независимым поставщикам по 1 млрд евро в год.

Сегодня готовится очередной этап «либерализации» EdF. Вот как оценила подготовку к этому этапу реформ EdF пресс-секретарь профсоюза Sud Énergie Анн Дебрежа: «Будущее энергетического сектора и, следовательно, энергетического перехода тайно обговаривается в Брюсселе с одной-единственной целью – спасти симулякр конкуренции, игнорируя технические, экономические, экологические аспекты и промышленные проблемы этого сектора. И это продолжается, несмотря на катастрофические итоги такой политики».

И она права. Дело не только в резком повышении цен. Злоключения французских атомщиков – прямое следствие распространения нынешней идеологии Брюсселя на все этапы строительства АЭС – от организации управления проектом до проектирования и принципов отбора субподрядчиков.

Впрочем, этот миллиард евро, который ежегодно гарантированно перекочевывает из балансов государственных АЭС в карманы частных дистрибуторов, – мелочь (хотя свою долю в искажение цен на рынке он вносит). Явное и скрытое финансирование ветровой и солнечной энергетики из государственных бюджетов и бюджетов частных энергетических компаний – это несколько десятков миллиардов в год. А сейчас Еврокомиссия решила заняться еще и водородом. Ее «Водородная стратегия» – это расписанный на несколько страниц план о том, как исказить издержки и цены на энергетическом рынке, чтобы создать гарантированный и безрисковый денежный поток в адрес частных компаний на этом рынке, потому что без таких гарантий частные инвесторы вкладываться в водород не хотят.

Россия в ответ на подобные документы обычно хранит деликатное молчание. Или даже пробует оправдываться. Совершенно напрасно. Может, и нам пора начинать писать подобные документы по нашим торговым партнерам? Исследование по ЕС будет очень любопытным и познавательным.