ЕСПЧ способен эффективно защитить чувства верующих в «карикатурном скандале»

Чисто юридически правда в споре «о карикатурах» все-таки на стороне мусульман
Reuters

По миру прокатилась волна терактов, так или иначе связанных с «карикатурным скандалом», в ходе которого президент Франции Эмманюэль Макрон поддержал право французских медиа на публикацию карикатур религиозного содержания. Резня около церкви Нотр-Дам во французской Ницце, теракты и попытки терактов в разных частях мира, включая российский Татарстан и вполне европейскую Вену, – увы, список, скорее всего, будет быстро пополняться.

Острыми заявлениями в процессе скандала отметились не только Макрон, но и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, глава Чечни Рамзан Кадыров, а также бойцы ММА Мага Исмаилов и Хабиб Нурмагомедов, Ксения Собчак и, естественно, Charlie Hebdo. Не нужно, кстати, забывать, что это не начало, а всего лишь очередное обострение «карикатурного скандала», причем предыдущий эпизод имел место при известном расстреле редакции Charlie Hebdo, а корни его уходят к знаменитой датской истории с 12 карикатурами на пророка в газете Jyllands-Posten в 2005 г. «Талибан», кстати, предлагал тогда награду в 100 кг золота за головы авторов карикатур.

Французы, как и многие европейцы, считают, что создание политических и религиозных карикатур – это один из способов реализации права на свободу слова, предусмотренных ст. 10 Европейской конвенции. Соответственно, французское правительство обещает и впредь гарантировать право рисовать карикатуры религиозного содержания (несмотря ни на отрезанную голову учителя, ни на убийства в Ницце, ни на уже слегка позабывшуюся бойню в редакции Charlie Hebdo). Несколько сотен миллионов религиозно активных мусульман возмущены и требуют прекратить издеваться над исламскими святынями. Про возможное дальнейшее отрезание голов открыто не говорят, но эта угроза сама по себе висит в воздухе. Турки и другие правоверные отказываются покупать французские товары, Франция грозит ответными санкциями и массовыми депортациями «неблагонадежных» мигрантов.

В пылу массовых обвинений мусульман (как в официальных СМИ, так и в соцсетях) в «средневековой религиозной дикости» легко забыть или не обратить внимание, что чисто юридически правда в споре «о карикатурах», похоже, все-таки на стороне мусульман. Европейский суд рассматривал довольно много дел, связанных со «свободой слова и мнений в религиозной сфере». Понятие «свобода слова», разумеется, трактуется Европейским судом довольно широко, но он никогда не поощрял выражений и изображений, намеренно жестоко провоцирующих верующих. Так, в решении по одному из прецедентных дел в сфере религиозной свободы слова сказано: «У тех, кто открыто выражает свою религиозную веру, независимо от принадлежности к религиозному большинству или меньшинству, нет разумных оснований ожидать, что они останутся вне критики. Они должны проявлять терпимость и мириться с тем, что другие отрицают их религиозные убеждения и даже распространяют учения, враждебные их вере. Однако способы критики или отрицания религиозных учений и убеждений могут повлечь за собой ответственность государства, если оно не обеспечивает спокойного пользования правом, гарантированным ст. 9, всем, кто придерживается этих учений и убеждений» («Институт Отто-Премингер против Австрии»).

То есть критиковать можно, но нельзя намеренно унижать и переходить «границу жестокости». Европейский суд особо подчеркивает: «Свобода слова является одной из основных опор демократического общества. Однако, как специально указывается в ст. 10 п. 2, осуществление этой свободы налагает обязанности и ответственность. В их число в контексте религиозных убеждений может быть легитимно включена и обязанность избегать по мере возможности того, что представляется другим необоснованно оскорбительным и даже оскверняющим религиозные ценности» («Уингроу против Соединенного Королевства»). Соответственно, государство вправе принимать меры государственно-правового (в том числе уголовно-правового) реагирования, для того чтобы «у отдельных людей не сложилось ощущение, что их религиозные представления стали объектом необоснованных и оскорбительных нападок» («Институт Отто-Премингер против Австрии»). В одном только деле «Уингроу против Соединенного Королевства» ЕСПЧ четко указывал на необходимость:

обеспечения «защиты прав других лиц» в случае нападок на их религиозные убеждения» и «защиты глубинных чувств и убеждений от оскорбительных высказываний»;

защиты права граждан «не подвергаться оскорблениям в своих религиозных чувствах»;

ограждения верующих от таких материалов, которые могут «ранить и оскорбить чувства верующих»;

ограждения религиозной темы от такой трактовки, «которая при помощи уничижительного, бранного, оскорбительного, грубого и нелепого тона, стиля и духа способна оскорбить тех, кто верует и поддерживает предания и этику христианства».

В конце концов, Европейский суд непосредственно защитил «честь и достоинство» пророка Мухаммеда, постановив, что принцип свободы слова не может оправдать оскорбления в его адрес, в связи с чем выписанный гражданке Австрии штраф за обвинения центральной фигуры ислама в педофилии не нарушает ее право на свободу выражения мнения («ES против Австрии»). Суд также указал, что в тех случаях, когда выражения выходят за рамки критического отрицания и когда они могут разжигать религиозную нетерпимость, государство может на законных основаниях считать их несовместимыми с уважением свободы мысли, совести и религии и принять соразмерные ограничительные меры.

Вывод из позиции Европейского суда, таким образом, прост: свобода слова свободой слова, карикатуры карикатурами, а намеренно провоцировать и разжигать никогда не надо. Верующие и их чувства достойны уважения, даже если вы с ними глубоко не согласны.