Громкие отставки с нулевой коммуникацией

Объяснять населению нечего и незачем, считают в правительстве
Евгений Разумный / Ведомости

В рамках новой порции отставок свои места в правительстве утратили сразу четыре министра. Крупное событие, ярко характеризующее, помимо прочего, стилистику управленческих решений.

Почему именно эти люди? Почему сейчас? Что не так было в их работе? Может быть, они были не оптимальны, неэффективны и их можно заменить на лучших. А когда это выяснялось? Какие именно ошибки ими были допущены? И неужели вот так, сразу у четверых? Было много слухов – один кому-то помешал, второй, наоборот, не помешал вовремя. И что, эти слухи и есть то, что людям стоит принимать в расчет?

На место ушедших пришли те, кто, надо думать, многое улучшит, иначе какой смысл менять? Бесспорно, стране нужны новые люди. Может, это и есть те, кого ждали. Просто такой у нас кадровый оборот: из госкомпании – в министерство, из министерства – в госкомпанию. Но чем они, новые, отличаются от предшественников?

Конечно, хочется надеяться и строить иллюзии. Например, мечтать, что новый глава Минстроя остановит наконец эстетически чудовищную застройку российских городов, добивающую их естественный ландшафт. А новый глава Минтранса сделает так, что уникальные преференции «Аэрофлота» («пролетные платежи») распространятся на весь транспортный сектор, включая и недобитых конкурентов государственного авиаперевозчика. «Теперь все скажут: давно назревшие изменения. Уже который месяц (год) на каждом углу твердили миру, что с транспортом, природными ресурсами и строительством в стране полный завал. Особенно на контрасте с расцветом и процветанием здравоохранения, космоса, спорта и Дальнего Востока», – иронизирует политолог Михаил Виноградов.

Власть принципиально сторонится коммуникации, объяснений. Может, и правильно: объяснений либо не поймут, либо им не поверят. И может, лучше этих настоящих объяснений не знать, потому что «многие знания – многие печали». Разве что универсальные Telegram-интерпретаторы или «информированные» политологи все расставят по местам и объяснят: акции Сечина, Собянина, Ротенбергов – вверх, Ковальчуков – вниз. Вот и вся схема.

О чем говорит такой подход? О том, что для политических институтов страна, общество лишены субъектности. Это пассивная среда, до которой иногда доносят значимую информацию, но объясняться незачем, да и не с кем. Управление ключевыми сферами жизни – экологией, ресурсами, транспортом – передается так, будто государство стало корпорацией (а разве нет?). Элита замыкается внутри себя и от этого перестает видеть себя со стороны.

Власть от этого не кажется более таинственной. Она от этого просто становится неинтересной.

«По большому счету население России и внешний мир никаких изменений в правительстве не заметят. Все останется прежним – в основном», – говорит близкий к Кремлю политолог Сергей Марков. И как же это на самом деле тоскливо. Но отчасти все объясняет. О чем говорить, если все будет по-прежнему.