Рост экономики США может стать рекордным

Это не зависит от того, кто займет Белый дом
Коронавирусные и выборные страсти не дают нам пока возможности в полной мере ощутить поистине тектонический характер перемен, происходящих в денежно-кредитной политике ФРС /Reuters

Прогноз экономики США важен всегда и для всех – когда Америка чихает, другие и с пневмонией могут слечь. Прошедшие выборы только повысили интерес к этой теме: аналитики (включая таких маститых, как Нуриэль Рубини) уже высчитывают, как рос ВВП США при президентах-республиканцах, а как при президентах-демократах. И пытаются понять, что будет с экономикой, когда (и если) в январе республиканскую администрацию Дональда Трампа сменит демократическая администрация Джо Байдена.

Между тем теория гласит, а практика и экономическая история подтверждают, что экономический рост в США зависит не столько от личности или партийной принадлежности президента, сколько от действий Федеральной резервной системы (ФРС). Пара тихих слов руководителя ФРС весит больше, чем тонна громких президентских деклараций. И президент, который этого не знает или не понимает, может очень дорого поплатиться. Как поплатился в свое время Герберт Гувер – замечательный человек, выдающийся промышленник и филантроп (лично ему Россия обязана спасением, по оценкам, 9 млн жизней голодающих Поволжья).

Герберт Гувер и Великая депрессия

В 20-е гг. прошлого века, при президентах-республиканцах Кулидже и Гардинге, США процветали. Автомобилизация, масштабное жилищное строительство, рост благосостояния широких масс – экономика бурлила. Не случайно эти годы вошли в историю как «ревущие двадцатые» (Roaring Twenties). Министром торговли в те годы был тоже республиканец Герберт Гувер. Он прочно ассоциировался с этим бумом и потому убедительно выиграл президентские выборы 1928 г.

В должность Гувер вступил в марте 1929 г., а уже в октябре того же года случился биржевой крах. Начался многолетний экономический кризис, позже названный Великой депрессией. Лопались банки. Улицы заполнили безработные. Ситуация в экономике непрерывно ухудшалась на протяжении четырех лет. На Гувера навешали всех возможных собак, и в 1932 г. он проиграл выборы демократу Франклину Д. Рузвельту.

Заложник политики ФРС

Новый свет на реальную подоплеку событий тех лет пролился только через 30 лет. В 1963 г. чикагские экономисты Милтон Фридман (нобелевский лауреат 1976 г., основатель монетаризма) и Анна Шварц убедительно показали, что настоящим виновником Великой депрессии был вовсе не бедолага президент, а еще мало кому тогда известная ФРС. Фридман и Шварц установили, что в ходе Великой депрессии падало не только производство. «Кровь экономики» – ее денежная масса (наличные и безналичные деньги населения и предприятий) – усохла на 38%, с $48,16 млрд до $29,75 млрд. Естественно возник вопрос: что здесь причина, что следствие? Другими словами, это «денежная собака» вертела экономическим хвостом или наоборот?

Фридман и Шварц на этот важнейший вопрос ответили. Они показали, что в Великую депрессию объем денег в экономике сокращался из-за конкретных ошибок (как действий, так и бездействия) ФРС. Соответственно, и причины кризиса – в этих ошибках денежно-кредитной политики ФРС и ими вызванных сжатиях денежной массы. А падение ВВП лишь следствие таких кровопусканий.

Многочисленные экономические исследования, проведенные в 1990–2000-х гг., подтвердили, что денежная масса влияла на экономику не только во время Великой депрессии и не только в США (Бен Бернанке, 2004 г., «Деньги, золото и Великая депрессия»).

Отсюда следует важный для действующих и будущих президентов вывод: Герберт Гувер, проиграв выборы в 1932 г., поплатился не столько за собственные ошибки, сколько за ошибки ФРС.

«Кейнсианец» Ричард Никсон 

Случалось и так, что ФРС и президент вместе наступали на одни и те же грабли.

На рубеже 60–70-х гг. прошлого века серьезной проблемой в США стала безработица. «Кейнсианцы» – представители господствовавшего тогда макроэкономического течения – предложили решать ее денежной накачкой. Ожидалось, что чем выше будет инфляция, тем больше будет рост ВВП и ниже безработица. Президент Никсон (известный своим выражением «Сегодня все мы кейнсианцы») и ФРС подхватили идею и включили печатный станок. Попытка закономерно потерпела фиаско. Выросла не только инфляция, но и безработица. Рецессии в экономике США следовали одна за другой, и конца и края этим проблемам видно не было.

Именно тогда эпоха низкой инфляции, когда цены в долгосрочном периоде не менялись столетиями, закончилась. А ускорение инфляции в корне меняло дело. Так, номинальный рост денежной массы на 10% в одном случае – например, при росте цен на 15% – означает снижение совокупной покупательной способности экономики примерно на 4%, а в другом – при инфляции, например, в 3% – она все-таки вырастет, а именно на 6,8%.

Можно, таким образом, сделать еще один важный для действующих и будущих президентов вывод: накачивая экономику обесценивающимися деньгами, центральные банки не могут помочь ни экономике, ни президентам. Чтобы экономика, в полном соответствии со сделанным Фридманом открытием, росла, невзирая на рост цен, денежная масса должна расти в реальном – с поправкой на инфляцию – выражении.

Рональд Рейган, бенефициар политики ФРС

Если Герберт Гувер поплатился не за собственные ошибки, а за ошибки ФРС, то Рональд же Рейган (президент США в 1980–1988 гг.), наоборот, вопреки принципам декларируемой им «рейганомики» (сокращать денежную массу, сокращать налоги, дать свободу финансовым спекуляциям) стал бенефициаром политики ФРС, в корне этим принципам противоречившей. В годы его президентства экономика после долгих лет стагфляции (низких темпов роста с высокой инфляцией и безработицей) вдруг расцвела. Рост ВВП в триумфальный 1984-й год его переизбрания (+7,2%) до сих пор остается рекордным с 1951 г., вот почти уже 70 лет.

Это чудо обычно приписывают рейганомике. На деле возрождением экономики Рейган и США обязаны Полу Волкеру, главе ФРС в 1979–1987 гг. Во-первых, Волкер продолжил, вопреки догмам «рейганомики», наращивать объем денег в экономике темпами 8–9%. Одновременно с этим он драконовскими (по американским меркам) банковскими ставками подавил инфляцию, опустив ее уровень с 13,2% в 1979–1980 гг. до 3,4% в 1982–1987 гг. Тем самым превратил реальное падение денежной массы в реальный рост. Это и означало реальное смягчение денежной политики. В результате в 1983 г. ВВП США вновь стал расти (+4,6%) и практически безостановочно рос вплоть до кризиса 2008 г.

Иронично, что по партийной принадлежности Рейган был республиканцем, а Волкер – демократом. Такое повторялось в истории и позднее. Так, республиканец Бен Бернанке (глава ФРС в 2006–2014 гг.) обеспечил в 2012 г. переизбрание демократу Бараку Обаме, не позволив Великой рецессии 2008–2009 гг. перерасти в новое издание Великой депрессии. Клятва, данная им учителю Милтону Фридману, не повторить ошибок ФРС времен Великой депрессии оказалась выше партийных пристрастий.

Перспективы экономики США

Итак, перспективы американской экономики совершенно не зависят от того, получится ли у республиканца Трампа настоять на своем втором сроке или в Белый дом въедет демократ Байден. Важно, что делает и будет делать Джером Пауэлл, возглавивший ФРС в феврале 2018 г. И здесь есть действительно сенсационная новость.

Начиная с 1947 г. – почти три четверти века – темпы роста реальной (т. е. с поправкой на инфляцию) денежной массы в США составляли в среднем 7%. Только трижды темпы поднимались до 10–11% (в том числе один раз, в 1983 г., при упомянутом Поле Волкере). Сейчас же темпы роста этой реальной денежной массы (т. е. не имеющей отношения к денежной накачке) превышают 20%. Для сравнения: до этого такие темпы наблюдались только во время Второй мировой войны (в последний раз в 1944 г., 76 лет назад). Стоит напомнить, что именно в период Второй мировой войны целых три года подряд экономика США росла темпами более 15% в год и это был единственный период двузначных темпов роста за последние 80 лет.

Коронавирусные и выборные страсти не дают нам пока возможности в полной мере ощутить поистине тектонический характер перемен, происходящих в денежно-кредитной политике ФРС. Но рискну сделать прогноз: рекордный с 1951 г. годовой рост ВВП в США – те самые +7,2% в 1984 г. – будет в ближайшее время побит. И зависит это только от того, сохранит ли свое кресло и курс нынешний глава ФРС республиканец Джером Пауэлл.