Реформа институтов развития не коснулась госбанков

Они по-прежнему вынуждены сидеть на двух стульях
Максим Стулов / Ведомости

В России стартовала масштабная реформа институтов развития. Ее стержень – создание единого института развития на базе ВЭБ.РФ, объединение институтов со схожими функциями, сохранение институтов со специализированными задачами и ликвидация дублирующих структур. Назрело: в России множество институтов развития, специализированных фондов, которые оперируют деньгами, выступая как кредиторы и финансовые агенты и беря на себя часть банковского функционала.

Однако на этом рынке активно присутствуют и госбанки или банки с государственным участием, которые позиционируют себя как рыночных игроков – привлекают депозиты граждан и юридических лиц, активно кредитуют население и бизнес, работают на рынке платежей и переводов и т. д. Одновременно такие банки выполняют и часть функций институтов развития. Примеры – Россельхозбанк, Новикомбанк, Роскосмосбанк, Дом.РФ и др.

В подобных кредитных организациях смешиваются две функции: с одной стороны, им необходимо зарабатывать прибыль для акционеров (даже если единственный их акционер – государство), с другой – на них возложены «соцобязательства» по развитию отдельных сегментов рынка или отраслей экономики. Это приводит к ситуациям, когда рыночный банковский риск-менеджмент уступает место государственным интересам. То есть многие из операций, совершаемых подобными банками (приобретение активов или выдача кредитов), в рыночных условиях не могли бы состояться.

При этом квазиинституты развития, понятно, просто не могут отказаться от задач, которые ставятся перед ними государством или курирующими ведомствами. Однако потом им же самим приходится отвечать за убыточность, за снижение качества активов. Что, кстати, влечет за собой необходимость докапитализировать эти банки или как-то иначе субсидировать их деятельность за счет бюджета.

Получается классический замкнутый круг. С одной стороны, такие банки находятся в особом положении, им прощается многое из того, что для чисто рыночного игрока означало бы немедленные регуляторные проблемы. С другой – существенные риски и особенности работы в качестве институтов развития накладывают свой отпечаток и на их рыночную деятельность.

Россия не является глобальным лидером по доле госбанков в секторе. Но по числу банков с госучастием (более 50) уверенно занимает 1-е место в мире. И по количеству квазибанков развития тоже. Что с ними делать? Этот вопрос пока никак не заявлен в рамках планируемой реформы.