Объединенные РФФИ и РНФ будут работать по закону Паркинсона

Слияние двух главных фондов, финансирующих научные проекты, создаст неработающую структуру
Гранты РФФИ, как правило, довольно маленькие, но покрывают очень большой сегмент российских ученых /facebook.com/RussianFoundationForBasicResearch

Одной из самых обсуждаемых научных новостей осени этого года стало совсем не очередное громкое открытие. Ученые обсуждают недавнее решение об объединении двух главных фондов, финансирующих российские научные проекты: к Российскому научному фонду (РНФ) присоединят Российский фонд фундаментальных исследований (РФФИ). Данная инициатива так или иначе коснется ученых всех направлений и у многих вызывает опасения. Попробуем разобраться, оправданны ли они.

Формально мотивация такова: «По поручению президента правительство проведет оптимизацию институтов развития, чтобы они в полной мере могли работать на достижение национальных целей развития, которые определены указом президента». Смотрим на национальные цели развития России до 2030 г. и видим, что в наибольшей степени к данному вопросу относится такая: «В рамках национальной цели «Возможности для самореализации и развития талантов»: <...> обеспечение присутствия Российской Федерации в числе десяти ведущих стран мира по объему научных исследований и разработок, в том числе за счет создания эффективной системы высшего образования». Чтобы войти в десятку ведущих стран, потребуется значительно увеличить число научных публикаций российских авторов – кстати, довольно быстрый их рост около 10 лет подряд и привел к значительному усилению позиций российской науки. Оба фонда требуют, чтобы научные сотрудники активно публиковали свои работы, но между ними есть существенные различия.

Гранты РФФИ, как правило, довольно маленькие, но покрывают очень большой сегмент российских ученых, часто играют роль «посевных» (проверка идеи, которая затем будет развита в большой проект с большим финансированием), а также могут быть использованы фактически как добавка к обычно небольшой зарплате ученого. В первом приближении можно сказать, что созданный в 1992 г. РФФИ поддержал наиболее работоспособных ученых в самые тяжелые годы, а организованный в 2013 г. РНФ создал (вслед за программой мегагрантов) прозрачную международную экспертизу проектов и позволил поддержать амбициозные «флагманские» проекты и осуществить масштабную поддержку молодых восходящих звезд российской науки.

РНФ показал качественно новый, на лучшем мировом уровне, подход к финансированию научных проектов, и действительно есть искушение видеть благо в том, что менее современный РФФИ присоединят к более прогрессивному РНФ. Но в последние годы, по нашим ощущениям, РФФИ стал модернизироваться. Возможно, правительство ожидает сокращения административных расходов, связанных с содержанием двух фондов, однако это, как нам кажется, не получится. РНФ и РФФИ проводят отличающиеся по условиям конкурсы, и, чтобы их правильно администрировать, необходимо будет сохранить большинство сотрудников обоих фондов, объединив их под одной вывеской.

Тут самое время вспомнить один из законов, приписываемых Сирилу Паркинсону: «Учреждение, в котором работают более тысячи сотрудников, становится административно самодостаточным. Этот специальный термин означает, что оно создает так много внутренней работы, что больше не нуждается в контактах с внешним миром». Объединение фондов приведет именно к такому результату. Очень большая организация, особенно в отсутствие конкуренции, рискует рано или поздно оказаться неповоротливой и неспособной меняться в нашем быстро меняющемся мире. Именно так прогрессивные организации и оказываются ретроградными.

Пожалуй, самая большая опасность объявленного объединения в том, что, когда все финансирование будет идти через одну организацию, власть этой организации резко возрастет. Очень не хочется, чтобы финансировались не лучшие научные проекты и коллективы, а только те, которые ближе и угоднее руководству и сотрудникам фонда. Сейчас РНФ работает очень хорошо, там очень хорошая команда – но мы знаем, что люди меняются. Британскому историку барону Дальберг-Актону принадлежит афоризм: «Власть развращает, абсолютная власть развращает абсолютно». Устойчивая система должна предусматривать защиту от таких рисков.

Напомним, что во всех научных сверхдержавах есть несколько фондов, финансирующих научные проекты. Эти фонды имеют разную специфику и разную эффективность – но нет и речи о том, чтобы их объединять, хотя и происходит их постоянная модернизация. Нам не известно ни об одной крупной стране, в которой финансирование научных проектов осуществляется из одного-единственного источника. Возможно, в России это удастся. Не исключено, что уже продуман механизм защиты от обозначенных нами рисков. Но пока не доказано обратного, объединение РНФ и РФФИ нам представляется ошибкой.

Артем Оганов — профессор «Сколтеха» и РАН, член Европейской академии, действительный член Королевского химического общества и Американского физического общества, наставник конкурса «Лидеры России; Дмитрий Штарев — старший научный сотрудник Института тектоники и геофизики им. Ю. А. Косыгина ДВО РАН, финалист конкурса «Лидеры России»