Десятилетие циничного феминизма

Феминистки «четвертой волны» создали индульгенцию для неравенства и эксплуатации
Андрей Гордеев / Ведомости

С 1 января 2021 г. вступает в силу приказ Минтруда России, согласно которому список запрещенных для женщин профессий сокращается с 456 до 100. Решение российских властей укладывается в ключевой идеологический тренд уходящего десятилетия – борьбу за гендерное равенство.

В рейтинге Global Gender Gap Report 2020 от экспертов Всемирного экономического форума Россия за 10 лет опустилась с 45-го на 81-е место из 156. Благодаря политике Минтруда теперь российские женщины смогут, например, восполнить дефицит мигрантов на стройках, и страна поднимется на несколько пунктов в престижном международном списке.

Социальные медиа как база новейшего феминизма

Пока в России царил культ «традиционных ценностей», идеологией развитого мира становился помимо прочего феминизм. «Четвертая волна» феминизма начала формироваться на рубеже нулевых и десятых годов вместе с бумом социальных медиа. В 2014 г. в Европарламент прошла «Феминистская инициатива» из Швеции. В 2017 г. «феминизм» стал словом года в США. В том же году мир накрыла кампания #MeToo, которая изменила культурный ландшафт и язык политики западного мира. В 2020 г. Американская киноакадемия заявила, что изменит правила отбора проектов на премию «Оскар» в категории «Лучший фильм», чтобы поддержать женщин, а также ЛГБТ+ и другие меньшинства.

С 2010 г. индекс гендерного неравенства, рассчитанный авторами доклада ВЭФ, снизился с 41 до 31,4%. В десятку стран-лидеров помимо скандинавов сейчас входят, например, Никарагуа (20%) и Руанда (21%). Некоторая странность этой поляризации объясняется тем, что индекс учитывает разные показатели – от экономического равенства до участия в политике, здоровья и образования. Высокие баллы в рейтинге могут получить и неблагополучные страны, в которых равенство достигается не успехами женщин, а, например, повышенной смертностью среди мужчин.

Факторы неравенства

По показателям здоровья и образования мировое неравенство полов оценивается менее чем в 5%. Если существующие тенденции сохранятся, то через 12 лет по уровню образования женщины сравняются с мужчинами, обещают эксперты ВЭФ. Хуже всего, если смотреть формально, с неравенством в сфере политики. В 2019 г. женщины занимали всего 25,2% мест в парламентах и 21,2% министерских должностей в среднем по миру. Но здесь наблюдается и самый быстрый прогресс – в 2006 г. женщин-политиков было еще почти вдвое меньше. Если дальше так пойдет, то до полного равенства мужчин и женщин в политике остается ждать всего 94,5 года, рассчитывают авторы доклада. А может, все случится и быстрее, если тема представительства женщин не уйдет из мейнстрима.

С экономическим равенством все сложнее. Оно быстро росло в ХХ в., особенно в социалистических странах, но после краха СССР прогресс замедлился, а местами обратился вспять. На женщинах традиционно лежит уход за детьми, а это отвлекает их от работы и карьеры и сокращает доходы. Женщины мало представлены в тех профессиях, которые выиграли от глобализации и новых технологий. Напротив, пострадавшие от автоматизации сферы занятости были преимущественно женскими. И сегодня доходы женщин составляют лишь 57,8% от мужских. При существующих тенденциях этот разрыв будет сохраняться более 250 лет.

Капкан неустойчивой занятости для женщин

Современный либеральный феминизм «четвертой волны» стал идеологической витриной социального порядка, при котором миллионы женщин попали в капкан временной или неустойчивой занятости. По ним ударили сокращения в бюджетной сфере, закрытие детских садов и больниц. Из-за роста неравенства женщины с низкими доходами оказались в растущей зависимости от работодателей, а это сделало их уязвимыми перед харассментом со стороны начальства. Исследование, проведенное шведскими профсоюзами, показало, что если в 1995 г. только 7% респонденток жаловались, что сталкивались с неподобающим поведением со стороны коллег-мужчин в течение последнего года, то в 2018 г. такой ответ давали уже 15% опрошенных женщин.

Если социальные издержки эпохи предыдущего, «либерального» феминизма легли на женщин из низов, то выигрыш практически целиком забрали представительницы верхушки среднего класса. «Феминизм как идеология стал достоянием элит, проповедовавших рынок и экономический либерализм, а также успешных женщин, заинтересованных в продвижении наверх», – пишет социолог и исследователь постсоветского феминизма Елена Гапова.

Субкультура агрессивного цинизма

Крупные компании сегодня вводят гендерные квоты. Бизнес создает «феминистские бренды», «компании, основанные женщинами, для женщин и про женщин» – такие как The Ordinary и Brandless. Бренд H&M в 2016 г. выпустил популярную линейку одежды с феминистскими слоганами – правда, шили ее женщины в Бангладеш, которые получали зарплату меньше минимальной и подвергались насилию на рабочем месте. Тем не менее вокруг подобного бизнеса сформировалась экосистема феминистских СМИ и блогов, пропагандирующих феминитивы, бодипозитив и раскрепощение женской сексуальности.

Даже в России они охватывают аудиторию в сотни тысяч человек. В рамках этой субкультуры возник, например, феномен «феминистского порно». Внезапно выяснилось, что при соблюдении нескольких простых правил этот жанр перестает быть жестокой эксплуатацией женской сексуальности, а позволяет женщинам «принять» и даже «капитализировать» себя.

Пока оказавшиеся наверху социальной пирамиды женщины делают карьеры и извлекают прибыль из феминизма, внизу миллионы получили захватывающую возможность выбирать между работой на стройке и тем, чтобы эмансипированно обнажаться перед веб-камерами. Как и прежде, за деньги, но теперь с гордо поднятой головой и чувством осознанности своего выбора.