ЦБ ограничивает продажи структурных финансовых продуктов

Это следовало сделать уже давно
Стоит отметить последовательные и жесткие действия регулятора, но реакция могла быть и более оперативной /Максим Стулов / Ведомости

Продажи банками сложных финансовых продуктов населению приняли такие масштабы, что в ситуацию вынужден был срочно вмешаться Банк России. Закон, регулирующий помимо прочего процесс продажи таких продуктов, еще только обсуждается, и игроки рынка по-своему воспринимают имеющийся у них «переходный период». «Мы видим, как финансовые организации стараются использовать тот срок, который был дан на адаптацию, чтобы, извините за выражение, впарить людям продукты, которые не подходят для неквалифицированных инвесторов», – заявляла в начале декабря глава ЦБ Эльвира Набиуллина.

В конце месяца регулятор опубликовал информационное письмо. «Банк России считает недопустимым предлагать людям, не обладающим специальными знаниями и не имеющим опыта инвестирования, сложные инвестиционные инструменты с высоким инвестиционным риском или сложными условиями определения размера дохода по ним, наличием плеча или содержащие иностранный элемент», – отмечает регулятор. Среди финансовых инструментов, продажи которых неквалифицированным инвесторам вызвали нарекания регулятора, деривативы и сложные облигации, как и доверительное управление с инвестированием в эти инструменты, торговля с плечами, а также комбинированные вклады.

Стоит отметить последовательные и жесткие действия регулятора, но реакция могла быть и более оперативной. ЦБ должен был заранее спрогнозировать последствия бума частных инвестиций. О том, что банки будут активно участвовать в этом процессе, навязывая «более доходные» финансовые инструменты, чем депозиты, эксперты предупреждали неоднократно и заблаговременно.

Показательна и реакция банков. Сразу же после того, как ЦБ опубликовал свои рекомендации, крупнейшие банки – а именно они являются основными «поставщиками» клиентов на биржу, как и продавцами структурных продуктов, – немедленно заявили о поддержке этой инициативы регулятора и необходимости минимизации рисков неквалифицированных инвесторов. Что мешало банкам «на добровольных началах» ограничивать, а не наращивать подобные продажи?

Контраргумент о том, что эти ограничения лишают людей свободы выбора, в данном случае работает слабо. Число тех, кто действительно может разобраться в условиях и рисках подобных инструментов, незначительно в сравнении с той массой инвесторов, которой они предлагаются.