Проблема волчьих билетов

За что действительно в ответе специалисты по коммуникациям
За что действительно в ответе специалисты по коммуникациям /Евгений Разумный / Ведомости

В последние годы в общественно-политической жизни США произошло много удивительных и невероятных событий. Очевидно, воспринимать и оценивать их нужно в контексте происходящего в США. Однако в мире глобального бизнеса обычаи делового оборота быстро становятся универсальными, поэтому не могу не отреагировать на одно из недавно прозвучавших заявлений, касающихся моей профессии – связей с общественностью (public relations, PR).

Вот цитата по РБК: «Журнал Forbes будет считать ложью данные тех компаний, которые наймут сотрудников администрации действующего президента США Дональда Трампа. Об этом в своей статье заявил главный редактор издания Рэндалл Лейн. По его словам, «расплата за правду» начнется с пресс-секретарей Белого дома – людей, которым «народ платит за информирование». Все те из них, кто работал при Трампе, – Шон Спайсер, Келлиэнн Конуэй, Сара Хакаби Сандерс, Стефани Гришем и Кейли Макинани – лгали в его защиту, заявил Лейн. Если в прошлом некоторые секретари Белого дома покидали пост с незапятнанной репутацией и «зарабатывали миллионы, применяя свои навыки и доверие в деловой Америке», то теперь такого допустить нельзя, продолжил главред Forbes. «Лжецы Трампа не заслуживают такого же «золотого парашюта». Пусть деловой мир знает: наймите любого из «сказочников» Трампа – и Forbes будет считать все, о чем говорит ваша компания, ложью», – заявил Лейн.

Для меня, коммуникационного консультанта с 25-летним опытом, вопросы профессиональной этики в треугольнике «бизнес – PR-специалист – медиа» всегда играли первостепенную роль. Но и помимо этических аспектов наша работа достаточно сложна. Мы работаем с чувствительной для бизнеса информацией, принимаем участие в корпоративных информационных войнах, находимся в круге пристального внимания журналистов, информируя «стейкхолдеров» о деятельности компании таким образом, чтобы сформировать позитивное для себя общественное мнение. Репутация компании должна помогать ее бизнесу, а интерес общественности к ее деятельности должен управляемо удовлетворяться. Это задача консультантов по коммуникациям.

Ни один квалифицированный PR-специалист в здравом уме не будет лгать журналистам и общественности. Это просто глупо и почти всегда оказывается себе дороже. К тому же люди воспринимают не отдельные факты, а истории, на которые они смотрят сквозь призму собственных представлений о мироустройстве. Поэтому в споре добивается успеха не тот, чьи факты лучше, а тот, кто из имеющихся фактов может построить убедительный рассказ. Собственно, это и есть та работа, на выполнение которой коммуникационных консультантов нанимает бизнес. Мы не всегда можем повлиять на бизнес-решения, но всегда стараемся работать эффективно: в открытом обществе каждый из конкурирующих бизнесов имеет право на публичное представление своих интересов.

Хорошо известен принцип, согласно которому адвокаты защищают в суде всех независимо от тяжести обвинений, ведь все люди имеют право на защиту и юридическую помощь. Точно так же все компании и публичные фигуры имеют право на коммуникационную поддержку, которую оказывают специалисты по PR. Мы не выносим оценку деятельности наших клиентов, а только излагаем обществу их позицию. В конце концов потребитель разберется, чьи истории и аргументы оказались убедительнее, и проголосует рублем – или своим голосом на выборах.

В чем же тогда ответственность коммуникационного консультанта за действия своего заказчика, на которой настаивает редактор Forbes? Если названные им коллеги, работавшие в Белом доме, делали свою работу хорошо и изобретательно, почему они должны уходить из профессии из-за претензий к их работодателю? Ведь наоборот – чем у общества больше разнообразной критики в отношении клиента, тем интереснее и сложнее наша работа, тем больше она требует профессионализма.

Приведу аналогию. Чтобы некий человек лучше выглядел и пользовался успехом, ему рекомендуется подстричься и надеть хороший костюм. Специалист по коммуникациям, с одной стороны, все же не парикмахер и не портной, но, с другой стороны, он и не адвокат или врач – мы не даем клятву Гиппократа помогать всем обратившимся. Однако редактор Forbes обвиняет в потенциальной лжи уже даже не моих коллег, а компании только на основании того, каких коммуникационных консультантов они наняли или наймут. Тем самым он не только нарушает принципы журналистской этики, но и серьезно вредит своим читателям, которые не обязаны вникать в отношения журналистов и PR-специалистов, а хотят получать информацию о бизнесе.

Давайте не забывать, что и PR-специалисты, и деловые журналисты нужны для того, чтобы помогать общаться бизнесу и обществу. Давайте не брать на себя не свойственные нам роли. Ни бизнес, ни общество не давали нам полномочий судить. Не стоит и начинать.