«Северный поток» как символ сопротивления

Почему люди болеют за «Газпром»
«Северный поток» как символ сопротивления /REUTERS

«Газпром» слишком велик, чтобы вызывать однозначное отношение к себе в экспертной среде. Кому-то нравятся его проекты и менеджмент, кому-то нет, кто-то хотел бы оказаться в этой компании, для других интереснее яркие стартапы. Однако при всех различиях складывается довольно солидарное отношение к наиболее громкому проекту компании – «Северному потоку – 2». Люди его поддерживают не только рационально, но и на уровне эмоций – за него, как в спорте, болеют. В бизнесе такое происходит, когда проект приобретает символическое значение, включает контекстные факторы: национальный престиж, состязание с более сильным противником, этические принципы конкуренции.

Сейчас, когда накал борьбы на пике, обострились и эмоции сторон. Американские политики, в целом склонные к сильным риторическим фигурам, перешли на язык шекспировской драмы. «Мы наносили один удар за другим, а теперь мы готовы вонзить кол в сердце этого проекта», – говорил чиновник из администрации Трампа в конце прошлого года. И хотя Джо Байден не является ярым лоббистом углеводородного бизнеса, в отношении проекта изменения позиции не произойдет.

Ставки здесь серьезнее, чем интересы американских производителей сжиженного газа. Вопрос – могут ли США по-прежнему чувствовать себя империей, доминировать на глобальном уровне вопреки ропоту провинций. Суть проекта уже не так важна, когда взято публичное обязательство по его блокированию. Если имперская воля дает сбой, создается рискованный прецедент, рушится миф о непобедимости, который сам по себе является уникальным активом.

Сравнивать «Газпром» с Давидом, а США с Голиафом, наверное, комично. Но ощущение, что менеджмент компании оказался на символическом фронтире перед более мощным противником, при этом сдержан, не склонен к риторике, изворотлив и подвижен, остается. А публика не хочет, чтобы исход был предсказуем в пользу того, кто должен победить по праву сильного, ведь множество красивых сюжетов построено на том, как предсказуемость ломается под влиянием нематематических факторов.

За «Северным потоком» следит множество глаз – холодных, внимательных, жестких или теплых. На него наведены бинокли многих правительств, в том числе в далеких от трубы регионах Азии, Ближнего Востока, Южной Америки. Его разложат как кейс, проанализируют шаги и маневры. Случай для России не новый. Директор Института энергетической безопасности Константин Симонов вспоминает, что через подобный конфликт прошло строительство газопровода Уренгой – Помары – Ужгород, впервые выведшего российский газ в Европу. Тогда Рональд Рейган также ввел трансграничные санкции, в том числе наказав американские компании. Проект достраивали с помощью японцев, а на завершающем стыке появилась легендарная надпись «Вашим санкциям – труба».