Уроки Рокетбанка

Традиционные банки трансформируются быстрее, чем растут необанки
ТАСС

Объявленное окончательное закрытие Рокетбанка подводит черту под целым этапом развития финтеха в России. 

В 2012–2013 гг. один за одним открывались виртуальные банки, все обслуживание клиентов в которых происходило исключительно в мобильных приложениях. Кроме этой инновации они предлагали расширенные программы лояльности, оперативную поддержку в чате и прочие неведомые ранее удобства. Часть таких проектов была полностью виртуальной (они не имели собственной банковской лицензии, а использовали на тех или иных условиях платформы обычных банков), другая была сделана самими банками в надежде выйти в сегмент миллениалов, которые активно переводили свой образ жизни в онлайн.

Спустя всего несколько лет большое число тех стартапов сошли с дистанции. Первым прекратил существование Инстабанк. Затем «ОТП банк» закрыл проект Touch Bank. И вот уходит с рынка Рокетбанк, сменивший за свою недолгую историю несколько банков-платформ – сначала «Интеркоммерц», затем «Открытие», наконец, Qiwi, всячески пытавшийся спасти проект, модифицируя его модель.

В то же время традиционные банки совершили технологический прорыв, переведя значительную часть клиентского сервиса в приложения. А абсолютно доминирующее место в сегменте банков для миллениалов занял «Тинькофф банк» со своей «безофисной» моделью и широким спектром финансовых услуг.

Почему Рокетбанк и другие подобные ему потерпели неудачу – ведь в мире так называемые необанки вроде Revolut или Monzo развиваются достаточно динамично? Я вижу две основные причины.

Первая – отсутствие эффективной бизнес-модели, что вообще характерно для многих инновационных стартапов. Большинство этих проектов ориентировались на выпуск и обслуживание дебетовых карт, т. е. на получение непроцентного дохода, который в России традиционно приносит относительно небольшие заработки. При этом очевидно, что клиенты не держали все свои средства в «виртуальных банках», а использовали такие карты как удобное дополнение к пресловутой и почти обязательной в каждом кошельке карте «Сбера».

Вторая причина – та самая «виртуальность», когда проект реализуется с использованием лицензии, во-первых, другого, а во-вторых, малоизвестного банка. А недоверие к банкам второго и третьего эшелонов велико у миллениалов, которые в течение почти 10 лет читают регулярные новости об отзыве ЦБ банковских лицензий. В этом плане «Тинькофф» и иностранные Revolut и Monzo выглядят реально и надежно.

Кейс Рокетбанка говорит о том, что не всегда попытка буквально трактовать потребности клиентов приводит к успеху. А также о том, что самые консервативные отрасли могут трансформироваться эффективнее и быстрее, чем встают на ноги многообещающие стартапы.