Инструментальная конспирология

Теория заговора позволяет перекладывать ответственность за любые конфликты на вымышленные фигуры
Денис Абрамов / Ведомости

«Антирусский заговор, безусловно, существует – проблема только в том, что в нем участвует все взрослое население России», – писал Виктор Пелевин. С тех пор масштабы выросли, заговор стал мировым, а его участниками – все народы планеты.

Летом прошлого года Facebook провел внутреннее расследование и обнаружил, что миллионы его американских пользователей являются сторонниками теории заговора Qanon. Безумная идея, что миром правит секта сатанистов и педофилов, объединяющая представителей мировой элиты, превратилась в религию миллионов. Ультраправые сторонники Qanon демонстрируют удивительный интернационализм, филиалы движения возникают на всех континентах. Telegram-канал «Qanon-Россия», например, читает более 36 000 подписчиков.

«Сатанизм и педофилия» элиты в интернете должны выглядеть забавно, но власти почему-то не смеются. ФБР называет субкультуру сетевых конспирологов «угрозой внутреннего терроризма». Технологические гиганты удаляют сообщества и адептов Qanon десятками тысяч. Республиканский сенатор Бен Сасс в The Atlantic пугает «великую старую партию» расколом, если она не откажется от Qanon.

Либеральные СМИ изображают сторонников конспирологий темными, необразованными невеждами, бунтующими против знания и власти компетентных экспертов и технократов. В своем просвещенческом пафосе они не замечают, что продвигают классовую природу нарастающего конфликта: «простые люди» против элиты, захватившей власть в государстве, бизнесе и медиа. В такой перспективе «педофилы и сатанисты» становятся метафорой социального зла, исходящего от богатых и могущественных.

Однако конспирология пустила глубокие корни и в самих центрах власти. На протяжении четырех лет Демократическая партия США подрывала доверие к собственной политической машине, повторяя, что американский президент – марионетка русских заговорщиков. Русская пропаганда троллила эту теорию заговора. Но как только протесты происходят не на Западе, а в самой России, в дело тут же идет история про вездесущие «технологии», «агентов ЦРУ» и прочую закулису.

Теория заговора становится необходимым элементом почти любой культурной продукции. Лучший (по моему мнению) российский сериал 2020 г. «Перевал Дятлова» восстанавливает художественный мир советского кино конца 1950-х – 1960-х только для того, чтобы поместить его в болезненный контекст своей эпохи. Комсомольцы и геологи из советских фильмов были творцами своей судьбы и мира вокруг себя, а в современном сериале они превращаются в игрушки в руках могущественных сил, будь это офицеры спецслужб или духи из мансийской мифологии.

Эта мистификация позволяет перекладывать ответственность за любые конфликты и кризисы на вымышленные фигуры заговорщиков. Не будь их, стало бы ясно, что за потрясениями стоит не воля трансцендентного врага, а столкновение реальных социальных интересов.