Экономика пока сохраняет риски коронакризиса

Даже возвращение цен на нефть к уровню 10-летней давности не сможет обеспечить России темпы роста ВВП выше среднемировых
Максим Стулов и Евгений Разумный / Ведомости

Пандемия коронавируса не оставила шансов на экономический рост в 2020 г. большинству стран мира, поэтому на первое место вышли вопросы глубины случившегося спада и скорости восстановления. При этом неопределенность, связанная с распространением вируса, по-прежнему высока. И требуется критически оценить опыт антикризисной поддержки для преодоления структурных ограничений развития экономики в будущем.

Во II квартале 2020 г. российская экономика обвалилась на 8%, однако уже к III кварталу спад замедлился до 3,4%. Мы предполагаем, что, несмотря на достаточно противоречивые данные, в IV квартале прошлого года экономика отыграла еще часть падения, в результате чего в целом за 2020 г. спад ВВП составил 3,1%, что лучше предыдущих прогнозов. В то же время более быстрое, чем ожидалось, восстановление экономики в конце прошлого года означает сокращение потенциала для ее роста в этом году.

В соответствии с базовым сценарием прогноза Центра макроэкономических исследований НИФИ Минфина к весне коронавирус и соответствующие ограничительные меры будут ослабевать, а общее восстановление мировой экономики позволит ценам на нефть удержаться в пределах $50 за баррель. В таком случае рост ВВП в 2021 г. составит порядка 2,1%, а инвестиции (валовое накопление основного капитала) вырастут за год на 3,4%. Однако не стоит сбрасывать со счетов и возможное сохранение (или даже ужесточение) ограничений до конца 2021 г. в связи с сообщениями о появляющихся мутациях коронавируса. В таком сценарии затяжного карантина рост экономики может составить всего 0,7% при росте инвестиций на 1,6% в течение года.

Банк России, снизивший ключевую ставку в течение 2020 г. на 2 п. п. до 4,25%, согласно нашим сценарным прогнозам, приостановит смягчение монетарной политики в 2021 г. – в том числе в свете проинфляционных факторов, действовавших с конца прошлого года. На этом фоне инфляция к концу текущего года замедлится до 4,2% в базовом сценарии нашего прогноза. В случае же с затяжным карантином инфляция может составить 4,7%, принимая во внимание более слабый рубль в таком сценарии. В свою очередь, в бюджетной политике будет происходить постепенная нормализация. Так, в номинальном выражении расходы сократятся по сравнению с предыдущим («кризисным») годом, но будут выше на 18%, чем в 2019 г.

В среднесрочной перспективе драйвером для экономики может стать восстановление занятости. По нашей оценке, в 2021 г. уровень безработицы в базовом сценарии составит 5,5 и 5,7% – в сценарии с затяжным карантином, что все еще заметно выше уровня в 4,6–4,8%, наблюдавшегося в 2018–2019 гг.

Внешние источники для экономического роста ограничены – сохраняется санкционная риторика в отношении России и глобальные энергетические рынки находятся под давлением. Более того, при улучшении конъюнктуры мирового нефтяного рынка положительное влияние на российскую экономику все равно будет ограниченным. Наши расчеты показывают, что даже возвращение цен на нефть к уровню десятилетней давности не может обеспечить России темпы роста ВВП выше среднемировых. Так, если нефть вырастет до $100 за баррель, то через год после повышения рост экономики будет всего около 3%.

Поэтому для ускорения экономического роста важно создать условия для повышения эффективности российской экономики. Решению этой задачи могут способствовать как уже принятые в прошлом году меры поддержки предпринимательского сектора (в том числе снижение страховых взносов для малого и среднего бизнеса и в особенности – дерегулирование экономической деятельности), так и более активные структурные реформы.

Самвел Лазарян, руководитель Центра макроэкономических исследований НИФИ Минфина РФ; Иван Никонов, научный сотрудник Центра макроэкономических исследований НИФИ Минфина РФ