Арифметика потерянного десятилетия

Где же ты, настоящий рост?
Объем промышленного производства в России находится на уровне 1991 г. /Андрей Гордеев / Ведомости

В 2014–2020 гг. реальные доходы населения в России упали больше чем на 10%, а за 10 лет, по оценкам Росстата и ЕМИСС, – на 3,3%. Надо бы посмеяться: эй, чем это вы занимаетесь в богатейшей по ресурсам стране мира? Нефть, газ, золото, металлы – вы их что, едите? Как это вы ухитряетесь быть бедными? Поделитесь опытом! Да, надо бы посмеяться над собой, но не хочется.

Мы в стагнации. ВВП на душу населения по номиналу в 2010 г. – 56-е место в мире, в 2020 г., согласно оценкам, – 61-е. А ВВП на душу населения по паритету покупательной способности (у нас его очень любят за то, что кажемся выше и богаче)? В 2010 г. – на 52-м месте в мире, в 2020 г., по оценке МВФ, – все там же, на 52-м. А еще есть индекс человеческого развития ООН. В 2010 г. – 65-е место, в 2020-м – 52-е. Ну хотя бы здесь рост, и заметный рост, пусть Россия и в шестом десятке! Но насколько это каждый чувствует на себе? И будет ли гордиться тем, что в индексе восприятия коррупции мы поднялись с 154-го места в 2010 г. на 137-е в 2020-м – из 178 стран? После 30 лет существования рыночной экономики по уровню коррупции мы по-прежнему рядом с Либерией, Папуа – Новой Гвинеей, Угандой и Мавританией.

Впрочем, есть радость в жизни. Ее официальная ожидаемая продолжительность поднялась с 68,9 года в 2010 г. до 73,3 в 2019 г. Надеемся, что так. Веруем в это со всей страстью, несмотря на наше 124-е место в мире по доле в ВВП расходов на здравоохранение (ВОЗ, 2018 г.), несмотря на «оптимизацию» медицины и на то, что расходы федерального бюджета на нее были несколько лет заморожены. Веруем! Пусть по итогам 2020 г. ожидаемая продолжительность жизни и упадет (избыточная смертность за прошлый год огромна – до 300 000–325 000 человек). В любом случае Россия занимает 100–104-е место в мире по продолжительности жизни (ВОЗ, 2019 г.).

Да, мы – в стагнации. Все эти проблемы уже застарелые, срок им – десятилетия. Рост экономики России за 10 лет – на 12%, США – на 17%, Малайзии – на 47%, Китая – на 93%, всего мира – на 30,5% (ВВП в постоянных ценах, прогноз на 2020 г. к 2010 г., МВФ). То есть каждый год мы отстаем от мира. Малайзия обогнала Россию по продолжительности жизни, ВВП на душу населения по номиналу и по паритету покупательной способности. Китай – по продолжительности жизни и ВВП на душу населения по номиналу. Статистика, даже исправленная, улучшенная, как это делалось у нас в последние годы, бывает мучительной, как зубная боль.

Куда ушла промышленность за 10 лет? По старой методике счета объемов промышленного производства рост промышленности составил чуть больше 1% в год, по новой – 2% с небольшим. В 2020 г., как ожидается, будет падение на 3%. Тихоход. Как результат, находимся где-то в районе 1991 г.

Посчитать в натуре? Добыча нефти и газа в 2020 г. будет примерно на уровне 2011 г., на 8–9% ниже пиков 2019 г. Угля – на четверть больше, чем в 2010 г., но, по прогнозу, на 8–10% ниже 2019 г. Сталь – рост к 2010 г. до 10%. Легковые автомобили, по оценке, на уровне 2010 г., грузовые – на 10–13% ниже. А дальше – разнобой. Металлорежущие станки – вроде бы успех, на 60% больше, чем в 2010 г. Но если всмотреться пристальнее, по-прежнему полупустая продуктовая ниша. В 2010 г. в России делали 230–240 шт. металлорежущих станков в месяц, в 2020 г., по оценке, 380–385 шт. На всю страну! Степень износа основных фондов в обрабатывающей промышленности – 55,9% (2019 г.). Еще в 2016 г. уровень импортозависимости по металлорежущим станкам был 90% (оценка Минпромторга). Задача локализации станкоинструментальной отрасли до 70% ставится только на 2035 г. А кто закрывает эту нишу, откуда станки? Китай, Тайвань, Германия.

И таких полупустых ниш в российском хозяйстве тысячи. Нам нужно строиться? В 2010 г. произвели 911 шт. бульдозеров на всю Россию, в 2019 г. – 765 шт. Экскаваторов – в 2010 г. 2121 шт. и в 2019 г. 2733 шт. Штук! В 2020 г., согласно оценкам, будет на 10–15% меньше. Откуда будет гнаться техника для великих строек? Опять из Китая?

А вот и чулочки-носочки трикотажные. В 2010 г. произведено 322 млн пар, в 2019 г. – 192 млн пар. Чуть больше одной пары на каждого гражданина России от мала до велика – не износить бы за год. Обувь: в 2010 г. – 103 млн пар, в 2019 г. – 109 млн пар. Доля импорта на рынке обуви – больше 80%. Основной поставщик? Правильно, Китай.

Или вот электромясорубки. В 2010 г. – 724 000 шт., в 2020 г. – 368 000 шт. На 40 с лишним миллионов российских семей. Маловато. Но спасибо, Китай!

Эти списки можно продолжать, кажется, бесконечно. За ними проблема, стоящая уже десятилетия, – быстрый рост, техническая модернизация, превращение из сырьевой в универсальную экономику. Как, когда, какими средствами? Надо думать. Но мы знаем: в застое пребывать нельзя. Нужно упорно заполнять одну опустевшую продуктовую нишу за другой. И еще мы знаем: огосударствлением, сверхцентрализацией, сверхрегулированием, избыточностью резервов из застоя не выйти никогда. Нас обгонят. Ведь дождемся, когда Вьетнам обгонит! Темпы роста экономики Вьетнама – 7% в год, в 2020 г. страна выросла на 1,6%.

Где рост – там нет депрессии, нет внутренней эмиграции, есть чувство удачного проекта. Так где ты, настоящий рост?