Гражданская война в Эфиопии может взорвать Африку

А в регионе имеются и российские интересы
Архивное фото /MARCO LONGARI / AFP

Вооруженный конфликт в провинции Тыграй вспыхнул два месяца назад – начались столкновения между силами федерального правительства Эфиопии и властями региона, представляющими Народный фронт освобождения Тыграя (НФОТ). 28 ноября столица провинции, Мэкеле, пала под ударами федералов, которые заявили затем о прекращении операции. Но война далеко не окончена. Президент страны Абий Ахмед и лидер НФОТа Дебрецион Гебремикаэль шлют друг другу проклятия. Ополченцы НФОТа ушли в горы, начав партизанское сопротивление.

События в 110-миллионной стране грозят дестабилизировать весь Африканский континент. Египет находится в конфликте с Эфиопией из-за запуска там гидроэлектростанции на реке Голубой Нил – притоке Нила. Опасаясь, что наполнение водохранилища приведет к обмелению Нила и разорению миллионов египетских крестьян, руководство Египта ищет способы отомстить Эфиопии и поддержать НФОТ. Аналогичные опасения испытывает Судан. А Эритрея, у которой давний конфликт с НФОТом, послала войска в Тыграй на помощь федералам.

Все это важно и для России. Египет является нашим союзником в вооруженном конфликте в Ливии, а в Судане Россия намерена построить военно-морскую базу.

Конфликт разгорелся после того, как правительство Эфиопии запретило проводить выборы, ссылаясь на пандемию, но тыграйцы все же их провели. В ответ центр отрезал их от финансирования и направил в регион армию. Однако у противостояния есть более глубокие причины.

В истории страны столетиями важную роль играли две народности – амхарцы и тыграйцы (30 и 7% населения соответственно). XX век прошел в условиях господства амхарцев. Даже переход власти от монархии к марксистко-ленинской группировке офицеров «Дерг» в 1974 г. ничего не изменил: представители амхарцев сохранили власть. Совершив военный переворот, «Дерг» взяла за образец СССР. Частную торговлю запретили, крестьян загоняли силой на госпредприятия – в колхозы, на несогласных обрушился террор. Как и в СССР при Сталине, коллективизация обернулось катастрофой: принудительный труд и попытка тотального государственного планирования оказались неэффективны. Около миллиона людей погибли от голода.

Диктатура и голодомор вызвали гнев: провинции восстали против центра. В 1991 г. повстанцы Тыграя при поддержке сепаратистов Эритреи, тогда эфиопской провинции, свергли «Дерг». Кризис напоминал развал СССР – да и совпал с ним по времени. Эфиопия будто демонстрирует сюжет фантастов – события в параллельной вселенной, похожей и не похожей на нашу: представьте себе, что литовские повстанцы заняли Москву, ликвидировав КПСС. Эритрея стала независимым государством, а тыграйцы из НФОТа взяли столицу, Аддис-Абебу. Мелес Зенауи, лидер НФОТа, стал диктатором и реформатором. Подражая Дэн Сяопину, он начал переход к капитализму с высокой долей участия государства в экономике. Распустил колхозы, передал землю крестьянским семьям, объявил свободу торговли, дав волю частной инициативе. Одновременно он вкладывал средства в инфраструктурные проекты. Крупнейшим стала Великая плотина «Возрождение» на реке Голубой Нил, которая должна осуществить электрификацию Эфиопии. Иностранные компании открывали новые фабрики. Аграрное производство рвануло вверх. Прекратился голод. Вскоре Эфиопию стали называть африканским Китаем. Экономика стремительно росла 20 лет.

Но молодежь оромо (крупнейшей народности численностью около 40 млн) не нашла себе места на этом празднике жизни. Ключевые позиции в государстве и крупных компаниях занимали тыграйцы – родственники и друзья руководителей правящей партии НФОТ. Процветала коррупция. Это вызвало гнев: на фоне экономического роста оромо оставались бедняками. Молодежные протесты оромо вспыхнули через пару лет после смерти Зенауи (он умер в 2012 г.). Их действия по смещению авторитарного режима в 2018 г. получили название «революция оромо».

Почему закаленные в гражданской войне командиры НФОТа сдали власть? Правительство почти раздавило мирные протесты насилием. Но в Эфиопии часть населения вооружена и организована в региональные и этнические ополчения. Кроме того, протестующие создали вооруженные группировки. Ополченцы начали захватывать населенные пункты. Российский эксперт Алексей Целунов считает, что режим смело классовое движение крестьян амхара и оромо в зоне Аддис-Абебы: «Там имелась глубокая социальная подоплека – потеря населением земли в результате деятельности компаний-застройщиков». Когда движение против застройки приняло политические лозунги, НФОТ сдал власть в столице и вернулся в родную провинцию Тыграй – к новой гражданской войне он не был готов.

К власти пришла Партия процветания (ПП), объединившая отдельные группировки оромо, амхарцев и др. во главе с Абием Ахмедом. Она решила довести дело до конца, раздавив НФОТ в Тыграе. У Абия вообще большие планы. Он намерен укрепить центральную власть, покончив с федеративной системой, которая дает регионам большие права. Кроме того, он задумал приватизацию госкомпаний, а для этого нужно почистить их руководство и страну от управленцев НФОТа и расставить всюду своих людей – экономические, партийные и этнические интересы совпали. К тому же ПП не популярна, и в поисках легитимности она отправила амхарских ополченцев, у которых с тыграйцами земельные споры, на войну, поддержав их силами армии.

Земельный спор привел к гибели гражданских и может стать затяжным, перерастая в этническую резню по образцу хуту-тутси в Руанде с сотнями тысяч жертв. А развитие конфликта ведет ко все большему втягиванию в него Эритреи, Судана и Египта.