Законы пенсионно-страхового треугольника

Если государство выбирает приоритет «дешево», на рынке получается либо «хорошо» и «медленно», либо «плохо» и «быстро»
Максим Стулов / Ведомости

С пенсионной системой по-прежнему нет ясности. Заморозка пенсионных накоплений, длительное безрезультатное обсуждение концепций «индивидуального пенсионного плана» (ИПП) и «гарантированного пенсионного плана» (ГПП) не вселяют участникам рынка никакого оптимизма. Также остаются неясными перспективы индустрии страхования жизни. Ужесточение борьбы с недобросовестными практиками продаж полисов инвестиционного страхования жизни (ИСЖ) привели к сокращению рынка и смещению фокуса на накопительное страхование, которое не сильно отличается от первого.

На протяжении более 10 лет обсуждаются допуск страховых компаний на пенсионный рынок и, наоборот, возможности продажи страховок негосударственными пенсионными фондами. В последние недели 2020 г. этот вопрос получил дальнейшее развитие. Участники рынка получили для обсуждения законопроект, в соответствии с которым негосударственные пенсионные фонды (НПФ) смогут заниматься не только негосударственным и обязательным пенсионным обеспечением (НПО и ОПС), но также – в качестве агентов – продажей страховых и банковских продуктов. Эти новации в чем-то усложнят регулирование, но в целом повысят конкуренцию между страховыми компаниями и пенсионными фондами, а значит, будут способствовать повышению эффективности деятельности участников обоих рынков.

Однако не следует ожидать, что эти изменения будут иметь прорывной характер. Они не устраняют корневую причину стагнации рынка – отсутствие долгосрочных стимулов и источников роста пенсионных сбережений. Несмотря на то что в адрес НПФ и страховщиков регулярно звучат упреки в низкой эффективности и непривлекательном уровне доходности, настоящий корень проблемы, на наш взгляд, в другом. А именно в том, что сильная сторона, которой, несомненно, является государство, не выделяет ресурсов, необходимых для развития долгосрочных сбережений в стране.

Нагляднее всего объяснить это утверждение с помощью «треугольника ограничений» – общепризнанной концепции в управлении проектами. В соответствии с этой концепцией заказчик должен выбрать только два приоритета из трех ограничений: быстро, дешево или качественно. И, делая такой выбор, третьим он жертвует: если, например, делать быстро и качественно, не будет дешево. Перенося эту концепцию на пенсионный и страховой рынки, можно построить аналогичный пенсионно-страховой треугольник ограничений: «цена» – это ресурсы, выделяемые государством; «качество» – это характеристики финансовой услуги в виде инвестиционного дохода и уровня риска; «скорость» – это охват населения данной услугой и темпы динамики рынка.

Развитие российского пенсионного рынка и рынка страхования жизни за последние 20 лет подтверждает, что в периоды, когда государство выделяло ресурсы (например, в форме передачи пенсионных накоплений в управление частным НПФ) и, по сути, немало платило за достижение результата, происходил быстрый рост рынка с высоким качеством для потребителей услуги. Развитие рынка ОПС до заморозки можно признать успешным: более 37 млн человек из 77 млн, формирующих пенсионные накопления, т. е. почти 50% застрахованных лиц, перевели свои накопления в НПФ. Инвестиционный доход в фондах, не столкнувшихся со злоупотреблениями акционеров, с момента запуска механизма перевода пенсионных накоплений значительно превысил инфляцию. Так, средняя доходность, фактически распределенная на счета застрахованных лиц в период 2015–2019 гг. фондами – членами Национальной ассоциации негосударственных пенсионных фондов, составила 8,3% годовых, в то время как инфляция за этот период в среднем составила 5,5% в год.

Если же государство не выделяет ресурсов, т. е. в том или ином виде выбирает вариант «дешево», возникает ситуация либо «качественно» и «медленно», либо «некачественно» и «быстро».

Реализацию таких сценариев мы можем наблюдать на рынках НПО и страхования жизни. На рынке НПО государство пошло по варианту «дешево» и не выделило достаточных ресурсов – налоговый вычет в размере 120 000 руб. по ставке 13% нельзя считать сколько-нибудь весомым вкладом в развитие рынка. При этом достаточно жесткое регулирование НПО обеспечило соблюдение интересов участников, т. е. в качестве второго приоритета было выбрано «качество». Цена, которую пришлось заплатить, – «медленно». Темпы развития отрасли НПО низкие, а доля населения страны, участвующего в формировании негосударственных пенсий, крайне незначительна – 6,15 млн человек (менее 8% потенциальных участников). Доля российских пенсионеров, получающих негосударственную пенсию, еще меньше – 3,6%.

В свою очередь на рынке долгосрочного страхования жизни регулирование со стороны государства, наоборот, не обеспечило на определенном этапе качества. В итоге потребители услуги оказались разочарованы результатами инвестирования, хотя при этом мы были свидетелями беспрецедентного роста рынка с двузначным темпом на протяжении 2015–2018 гг.

Для обеспечения качественного развития – быстрого роста рынка действительно качественной услуги – государство должно выделить ресурсы, по сути, профинансировать такой качественный рост. В противном случае мы будем наблюдать либо отсутствие роста, как в НПО, либо некачественный рост, как в ИСЖ. Пока мы не признаемся в этом, прорывных качественных изменений ни на рынке пенсионного обеспечения, ни на рынке долгосрочного страхования жизни ожидать не приходится.