Митинги опаздывают

Индикаторы показывают, что протестная активность может возрасти летом
Важный показатель растущего недовольства и возможных протестов – это доля граждан, которые считают свой уровень жизни неприемлемо плохим /Евгений Разумный / Ведомости

Общий уровень протестной активности населения в конце 2020 г. и в январе этого года, несмотря на яркие медийные события, оставался невысоким, показывает исследование Финансового университета. Более того, в IV квартале 2020 г. он вообще упал до минимального значения за два года.

Измерителем напряженности социальной среды служит Индекс протестных настроений – доля тех, кто осведомлен о возможных акциях протеста в своем городе, активно интересуется протестным движением, готов в нем участвовать. Индекс вычисляется ежеквартально на основании опроса жителей крупных и средних городов с населением более 250 000 человек. За 100 принято значение индекса за I квартал 2019 г. Так вот, в IV квартале прошлого года он понизился до 66 пунктов (для сравнения: годом ранее он составлял 76 пунктов).

Причины снижения протестных настроений – восстановление нормального функционирования экономики, рост производственной активности и расходов населения, постепенный возврат к привычной жизни после карантинных ограничений. Все это обеспечило повышение уверенности людей: если в разгар пандемии, в июне 2020 г., в своем будущем было более или менее уверено 49% жителей крупных и средних городов, то в декабре доля уверенных в собственном будущем поднялась до 63%.

Все это, в свою очередь, привело к сужению протестного потенциала – причем как по стране в целом, так и по отдельным городам. По итогам IV квартала прошлого года из 78 городов с населением более 250 000 человек только в 10 имелись значимые признаки общественного раздражения. Хабаровск, который летом лидировал по протестной активности, сегодня не выделяется на общем фоне. То же самое можно сказать про Владивосток, где сегодня также не видно явных признаков протестной активности. Показательно, что Санкт-Петербург, который всегда отличался повышенной политической активностью, попал сегодня в группу с протестной активностью ниже среднего. Таким образом, мы видим, что потенциал протестной активности в России на конец 2020 – начало 2021 г. незначителен.

Это, впрочем, совершенно не означает, что он не вырастет.

Наши исследования показывают, что протест резко набирает рост не на фоне падения уровня жизни как такового, а при невозможности обеспечить себе стабильный (а лучше, конечно, растущий) доход. Иными словами, неопределенность относительно будущего материального положения семьи служит для людей более серьезным раздражителем, чем текущие трудности. Готовность людей выходить на улицы на несколько месяцев отстает от ухудшения положения дел в экономике и, следовательно, в семейном бюджете. Людям требуется время для того, чтобы осознать факт снижения благополучия, попытаться найти выход из этой ситуации, не обнаружить его, – и уже далее продемонстрировать свое раздражение публично.

Важный показатель растущего недовольства и возможных протестов – это доля граждан, которые считают свой уровень жизни неприемлемо плохим. Наибольшее значение имеют ответы представителей социально активных групп в возрасте до 20 до 50 лет. И в части показателей накопления протеста ситуация показательная. По состоянию на январь в России доля полностью или в основном довольных жизнью снизилась до 77% против 86% в декабре. Доля уверенных в собственном будущем съехала до 50% против 63% в конце прошлого года. И, что особенно важно, заметно выросла доля тех, кто считает свой уровень жизни неприемлемо плохим: сейчас она составляет 18% от всего населения и 29% – в возрастной группе от 40 до 50 лет.

В связи с этим уместно вспомнить протестную волну, прокатившуюся по России в 2011–2013 гг. Летом 2011 г. наши исследования показали рост доли тех, кто считал свой уровень жизни неприемлемо плохим, до 17%. А в начале зимы 2011 г. по улицам российских городов прошли крупные марши и митинги, которые положили начало серии протестных акций, продолжавшихся до лета 2013 г. Они сошли на нет осенью 2013 – летом 2014 г., когда доля абсолютно недовольных своей жизнью снизилась до 10–12%.

Таким образом, сегодня есть признаки того, что летом мы увидим череду массовых протестных акций на улицах российских городов. Их может возглавить кто угодно, они могут идти под любыми лозунгами, но основа у них будет одна – недовольство обеднением и безнадежностью. Чтобы не усиливать риски такого развития событий, правительству придется в срочном порядке показать населению перспективы роста качества жизни и преодоления бедности. Важно именно осознание реальной перспективы. Так что коммуникации с населением перестают быть несущественными мелочами.