В Белоруссии ошиблись все

И Лукашенко, и оппозиция
AP

Берлинский Центр восточноевропейских и международных исследований (ZOiS) опубликовал результаты исследования об отношении белорусов к массовым протестам, сотрясавшим страну на протяжении полугода. Социологические опросы в Белоруссии запрещены, поэтому собранные данные оказались чуть ли не единственными в своем роде. Правда, опрос проводился через интернет и только среди жителей городов с населением больше 20 000 человек, так что гипотетически наиболее лояльная Александру Лукашенко часть населения из выборки была исключена.

Белорусское общество глубоко расколото. Но реальные пропорции этого раскола отличаются от оценок как властей, так и оппозиции, которые претендуют на поддержку большинства. 29% «полностью поддерживают» протесты, а 20% однозначно настроены против них. Таким образом, более половины белорусов находится между этими полюсами: 16% «частично поддерживают» протесты, 12% «частично не поддерживают», еще 19% не определились, а 4% отказались отвечать. Получается, что чуть менее половины (45%) горожан, имеющих доступ к интернету, скорее на стороне оппозиции, а треть (32%) тяготеет к партии лоялистов. Если к этому уравнению добавить оставшихся за пределами исследования жителей села и тех, кто интернетом пользуется редко (преимущественно пожилых людей), то две коалиции будут приблизительно равными.

Эти данные совпадают с расчетами, основанными на анализе достоверных (по оценкам белорусской оппозиции) бюллетеней, опубликованными в «Ведомостях» в сентябре прошлого года. В соответствии с ними Лукашенко получил около половины голосов избирателей.

Поддержка протестов в среднем выше среди более обеспеченных, более образованных и молодых граждан, людей, занятых в частном секторе (это меньшая часть белорусской экономики) и в неиндустриальных сегментах госсектора. Хотя противники власти есть во всех социальных группах, главным образом протестуют средние и верхние слои общества, а не рабочий класс и низы. Вероятно, именно поэтому попытка оппозиции организовать национальную стачку успехом не увенчалась. Причины низкой протестной активности рабочих понятны: лишь 12,5% опрошенных считают, что протесты преследовали цель улучшения жизненных стандартов. А чисто политических целей протестов оказалось недостаточно. Августовские выступления рабочих также были направлены против жестокости полиции и репрессий, но Лукашенко тогда опередил оппозицию: он «услышал голос предприятий» и осадил силовиков. Других аргументов для рабочего класса у оппозиции не нашлось.

Белоруссия – и не только она одна – зависла в межвременье. Стагнация и кризис выталкивают людей на улицы, но единственная публичная альтернатива этому застою в глазах миллионов ничем не лучше. Либеральному протесту не хватает мощностей, для того чтобы переломить ситуацию. Для этого нужна стратегия перемен, но в интересах большинства. Тот, кто ее предложит, сумеет собрать вокруг себя по-настоящему непобедимую коалицию.