Пусть завянут сто цветов

Подавляя любые протесты, власть облегчает задачу внесистемной оппозиции
Андрей Гордеев / Ведомости

Глава московского горкома КПРФ Валерий Рашкин выступил в Госдуме, обвинив власти в кампании террора против инакомыслящих. Об этом сейчас «говорят и на улицах, и дома, и в семье, и в компании друзей», сказал он. Рашкин перечислил случаи уголовных преследований коммунистов, избиений активистов компартии и рассказал, как местные власти почти во всех регионах пытаются запретить традиционную акцию КПРФ, посвященную Дню защитника Отечества 23 февраля. «Зачем это делать? Зачем провоцировать столкновения?» – эмоционально вопрошал Рашкин.

После январских митингов либеральная внесистемная оппозиция объявила о паузе в кампании уличного протеста. Но напряжение не схлынуло, а политическая атмосфера неожиданно дополнилась ностальгическими оттенками 25-летней давности, когда главной угрозой для власти были не либералы, а коммунисты, собиравшие более многочисленные протестные демонстрации. На встрече лидеров думских партий с президентом Владимир Жириновский обрушился на своих давних соперников. «Вот они здесь сидят тихие и ласковые перед вами. А посмотрите, что они будут делать 23 февраля», – возмущался он, перед тем как потребовать прекратить депутатские полномочия Рашкина «за клевету на нашу страну».

Впрочем, Жириновский торопит события, представляя коммунистов в качестве угрозы существующему политическому порядку. Геннадий Зюганов на той же встрече демонстрировал полную лояльность президенту и призывал к национальному сплочению. Хотя в рядах его собственной партии такого сплочения действительно все меньше. Харизматические региональные лидеры вроде Николая Бондаренко из Саратова прямо поддерживают протестные выступления. Зюганов пытается сдержать эти настроения. В пятницу он даже пригрозил, что Рашкина самого могут лишить партбилета, если он не успокоится.

Нарастающий раскол в компартии отражает расклад в обществе. Аппаратное «сплочение» вождей системной оппозиции вокруг действующей власти не способно остановить этот процесс. Оно лишь может придать ему определенную форму. Если фрондеров изгонят из рядов системной оппозиции, они могут примкнуть к «внесистемным» протестам, усилив их потенциал.

От поддержки пожилых партийных вождей власть не получает ничего – у них давно нет никакого авторитета. Зато жесткий административно-полицейский прессинг загоняет всех умеренных и колеблющихся в ряды самых жестких радикалов – они будут бороться не за думские мандаты, а с самой властью. Даже Мао Цзедун понимал, что ситуация, когда «расцветают сто цветов и соперничают сто школ», лучше той, когда весь «вегетативный потенциал» концентрируется в одной точке. Но власть интенсивно пропалывает все цветы, по сути решая задачу, поставленную штабом Алексея Навального.