Коррупционеры должны сидеть дольше

Или заплатить за возможность выйти раньше
Максим Стулов / Ведомости

За 2020 г. суды арестовали имущество обвиняемых по коррупционным делам на общую сумму 10 млрд руб., отчитался председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин на заседании коллегии ведомства. Это действительно много. А всего за последние несколько лет в доход государства возвращено более 40 млрд руб. Каждый год объемы растут, но не потому, что воруют больше, – просто Генеральная прокуратура, Следственный комитет и правоохранители стали работать техничнее. Это нужно признать.

Изъятие денег и предметов, полученных в результате незаконного обогащения, – относительно новый инструмент в российской юридической практике. В арсенале правоохранительных органов он присутствует с 2013 г., но на полную мощность заработал только сейчас. Это очень серьезная норма, которая напрямую связана с другой крайне важной антикоррупционной процедурой – декларированием расходов и доходов должностных лиц и членов их семей. Так, если у чиновника или у его ближайших родственников не наблюдается совпадений трат с доходами и расходы явно превышают официальные денежные поступления, налицо признаки для организации проверки. Если в ходе ее проверяющий не докажет законность приобретения, Генеральная прокуратура подает гражданский иск, а за ним – и изъятие денег и вещей. Причем в гражданском процессе отговорка вроде «бабушка на день рождения подарила» не пройдет.

Противодействие коррупции – сложная система с большим количеством процедур и разными методами борьбы в арсенале. Каждая процедура имеет свой смысл и выполняет свою задачу. Жесткая борьба с коррупционерами будет эффективна лишь в комплексе развития антикоррупционных процедур и простоты в сочетании с прозрачностью государственного управления. Чтобы нанести удар по самой сути коррупции как рентного теневого заработка за счет использования властных полномочий, надо бить не только по рукам, но и по карманам. И это можно делать не только в рамках уголовного преследования.

Однако есть серьезная проблема. Большая часть украденных коррупционным путем средств выводится за рубеж. Хотя наши западные партнеры постоянно говорят о борьбе с «коррупционным российским режимом», коррупционные деньги они возвращать не спешат – несмотря на многочисленные обращения от Генеральной прокуратуры в рамках международного сотрудничества, которое по политическим причинам сегодня практически не работает. Кстати, украденные деньги не возвращаются не только нам, но и, например, Китаю – у него такая же проблема. На одной из последних международных конференций стран – участниц Конвенции ООН против коррупции американская делегация фактически заблокировала предложение России и Китая по принятию международных механизмов противодействия отмыванию и размещению за рубежом «коррупционных» средств. Вот и выходит, что наши украденные миллиарды работают в западных экономиках. Более того, обладатели эти миллиардов становятся проводниками не российских, а иностранных интересов. Я и мои коллеги давно подготовили предложения, которые первоначально были поддержаны в правоохранительных органах и получили предварительное одобрение в Государственной думе. Их суть – в ужесточении уголовного законодательства за коррупционные преступные деяния (в российском законодательстве есть понятие «коррупционные правонарушения», но отсутствует «коррупционные преступления») и хищение бюджетных средств. Необходимо ввести за такие деяния ответственность от 10 до 25 лет без права условно-досрочного освобождения и амнистии в случае невозмещения ущерба, т. е. невозврата похищенного.

Эта мера важна не только как «устрашающая», но и как профилактическая. Благодаря ее принятию мы сможем предоставить коррупционерам-преступникам альтернативу: либо длительный срок заключения, либо деятельное раскаяние путем возврата украденного. Во втором случае можно получить минимальный срок и выйти по УДО на свободу или попасть под амнистию. А сегодня по реальным срокам с учетом УДО большинство находится в местах лишения свободы в среднем 4,5 года, а то и меньше. Вот и считайте: гарантированные миллионы на счетах за такую, пусть и не самую приятную, «прогулку» – не слишком большая плата. Для некоторых игра стоит свеч. Эту практику надо решительно ломать.

Кстати, китайские коллеги активно используют инструмент «смягчения наказания в результате досудебной сделки» как действенный способ возврата похищенных средств из-за рубежа. Как это ни грубо звучит, сегодня китайский коррупционер может выкупить себе свободу и даже жизнь – ведь в стране к коррупционерам применяется смертная казнь. Поток инвестиций подобная брутальность не останавливает.