Малый бизнес не хочет учиться

Он сдает позиции совсем не только из-за коронакризиса
Из малого и среднего бизнеса уходят или планируют уйти не только сотрудники, но и сами предприниматели / Андрей Гордеев / Ведомости

Согласно свежим данным «Лаборатории Касперского», в России 40% занятых в малом и среднем бизнесе планируют сменить сферу деятельности в течение года. Почти три четверти (72%) хотят найти работу, которая будет приносить больше денег, около половины (46%) – больше удовольствия.

Такой расклад не случаен. Из малого и среднего бизнеса уходят или планируют уйти не только сотрудники, но и сами предприниматели, а число тех, кто хотя бы потенциально мог прийти им на смену, не растет, а падает. Недавнее исследование, проведенное Финансовым университетом при правительстве РФ, показало, что только 7,3% россиян планируют создание собственного бизнеса в ближайшие месяцы, при этом лишь у 6,8% наших сограждан собственное предприятие уже имеется. Это очень низкие значения. Аналогичные исследования, проведенные за последние годы, никогда не показывали интереса к созданию собственного дела на уровне менее 10% от числа опрошенных. Доля тех, кто уже вовлечен в предпринимательство, также существенно просела по сравнению с показателями за последнее десятилетие. Таким образом, речь идет не о текущем отклонении и не о статистической погрешности, речь о тенденции.

Конечно, отчасти это можно и нужно списать на последствия карантинных мер. Во время коронавирусного локдауна малые предприятия, ориентированные на обслуживание населения, пострадали больше всего. Но дело не только в этом. Проблема еще и в исчерпании потенциала роста «простых» видов бизнеса и архаичных, традиционных моделей его организации.

На рынке всегда, при любых кризисных явлениях есть ниши, где потребительский спрос превышает предложение. А в России, по результатам того же нашего исследования, наиболее популярные виды бизнеса среди потенциальных предпринимателей – всего лишь собственный магазин или точка общепита. Это некоторая константа, за которую малый и средний бизнес практически не выходит. Если кризис или новый вызов затрудняет бизнес-активность россиян на этих излюбленных направлениях, наши сограждане предпочитают не искать новые модели, а просто уходить из предпринимательства.

В условиях тотальной стандартизации сферы услуг возможности малых предприятий уменьшаются и без всякого кризиса. Какие шансы на успех есть у маленького магазина одежды в соревновании с федеральными сетями? Или у небольшого кафе в конкуренции с сетевым общепитом? А потом, когда самопальный, сделанный кое-как на коленке бизнес уйдет в убытки, крайними окажутся правительство или местные власти, которые, как будут убеждены бизнесмены, не обеспечили для них благоприятных условий.

Нельзя отрицать: проблем с организацией бизнес-среды действительно много. Но все-таки в условиях насыщенности рынков одна из главных причин неуспеха «народного», массового предпринимательства – недостаток знаний и нежелание их получать. Наступает пора высокотехнологичного «умного» предпринимательства, а у нас в стране, по данным Росстата, только 4% населения имеют послевузовское образование, из которых около четверти – обладатели ученых степеней. Положение осложняется тем, что в стране крайне слабый спрос на переобучение и дополнительное образование. Наши исследования показывают, что более 80% россиян не считают нужным проходить переподготовку и получать дополнительное образование, а в реальности в него вовлечено менее 5% взрослого населения. В условиях, когда развитие бизнеса требует все большего уровня образования, который к тому же необходимо непрерывно поддерживать, отсутствие массовой тяги к общим и специальным знаниям представляет собой все большую угрозу будущему страны.

Одна из наиболее сложных проблем современной России – нарастающий разрыв между ожиданиями населения относительно качества жизни и возможностями современной российской экономики эти ожидания удовлетворить. На самом деле повышение требований россиян к качеству жизни и расширение возможностей эти потребности обеспечить (рост производительности труда) – это два параллельных процесса, каждый из которых развивается по своим законам.

Распространение стандартов потребления представляет собой процесс культурного заимствования, по большому счету – проявление зависти к ближнему и желание жить не хуже, чем большинство окружающих. Стремление к более высокому качеству жизни прямо зависит от имущественной дифференциации населения. Повышение производительности труда имеет совершенно другую природу. Это инвестиции, инновации, готовность учиться, создавать собственный бизнес, переезжать на новое место жительства ради бизнеса или работы, многие другие виды активности того же порядка.

Если динамика производительности труда отстает от темпов роста потребностей населения, начинает расти социальная напряженность, и, чем больше этот разрыв, тем глубже пропасть, которая способна поглотить страну вместе с сегодняшним относительным благополучием. Другими словами, россияне слишком много хотят и слишком мало для этого делают.