Социальный лифт застрял

Общество без вертикальной мобильности обречено на стагнацию
Эксперты немецкого федерального правительства констатируют: шансы вырваться из ситуаций «бедности» и «прекарности» и попасть хотя бы в «нижний средний уровень» значительно уменьшились с начала 1990-х /Reuters

В Германии к годовщине введения коронавирусных ограничений был опубликован совместный отчет Научного центра Берлина, Федерального института исследований населения и Федерального статистического управления о социальном неравенстве в условиях пандемии. Это 500-страничное исследование должно лечь в основу немецкой социальной политики. Но оно также демонстрирует шаткость позиций партий правящей коалиции в преддверии выборов в бундестаг.

Отчет показывает, что пандемия сработала «как увеличительное стекло», усилив социальную поляризацию. Она больно ударила по бедным слоям, а обеспеченным зачастую оказалась даже выгодной. 15,5 млн семей потеряли доход. Имущество верхних 10% превысило половину совокупного национального богатства из-за роста цен на недвижимость, а на долю нижней половины домохозяйств приходится теперь лишь 1% богатства.

Но дело не только в неравенстве как таковом. Самое тревожное, что коронавирус высветил паралич механизмов вертикальной мобильности. Эксперты немецкого федерального правительства констатируют: шансы вырваться из ситуаций «бедности» и «прекарности» и попасть хотя бы в «нижний средний уровень» значительно уменьшились с начала 1990-х. Эту закрепившуюся ситуацию они называют «крайне взрывоопасной».

Верхушка общества кристаллизуется и замыкается в почти сословных границах. Согласно данным немецкого социолога Микаэля Хартмана, почти 40% германских элит рекрутируется из буржуазии, еще чуть более четверти – из высшей буржуазии. Причем это касается и верхнего уровня администрации, и судебной системы, и СМИ, а в крупных частных компаниях 83% высших должностей занимают выходцы из привилегированных слоев. Только 6% детей из семей рабочих удается выбиться наверх.

Аналогичная ситуация складывается во всем мире. Экономист Тома Пикетти пишет, что в США доход родителей стал ключом к высшему образованию детей: доля выпускников вузов из семей наиболее обеспеченных американцев выросла с 1970-х вдвое – с 40 до 80%. А средний доход родителей студента Гарварда сегодня составляет около $450 000 – таким доходом могут похвастаться только 2% самых богатых американских домохозяйств. В России элита все больше напоминает номенклатуру брежневских времен. Она не только физически стареет (молодежи и новых кадров – не более 10%), но и стремится передавать статус по наследству.

Мир стремительно теряет динамизм. А общество без вертикальной мобильности обречено на стагнацию. Его элита все меньше способна отвечать на новые вызовы, принимать нестандартные или рискованные решения. Впрочем, застой тоже не будет вечным. Как пишут авторы немецкого правительственного отчета, «низы» общества фактически оказались исключены из процесса принятия политических и социальных решений. Это уже проявляется в растущем абсентеизме бедняков, которые просто игнорируют демократические процедуры. Но именно это и делает социально-политическую ситуацию опасной.