Углеродный налог за ЕС заплатят другие страны

Бюджетный интерес зеленой резолюции Европарламента
Tim Wimborne / Reuters

Парламент Евросоюза принял резолюцию о введении углеродного налога, или механизма таможенной углеродной корректировки (carbon border adjustment mechanism – CBAM). Налоговое регулирование считается отличным инструментом для того, чтобы произвести необходимые изменения в экономике. С климатической проблемой, говорят в ЕС, дело обстоит точно так же. Надо ввести углеродный налог и его постепенно поднимать, и тогда все источники парниковых газов станут экономически разорительными и уступят место беспарниковым.

Идея введения углеродного налога не нова. Ее высказывал еще президент Франции Жак Ширак в 2000-х гг. Но протекционизм (а тогда это определяли именно как протекционизм) был не по вкусу Брюсселю, который проводил политику свободной торговли и учил этому других. Но вот наконец Евросоюз созрел. Более того, такой общеевропейский налог объявлен краеугольным камнем «Европейской зеленой сделки» и призван защитить европейские компании, которые готовы перейти на менее парниковые, но более затратные технологии, от их зарубежных «углеродных» конкурентов.

За само введение такого налога выступили все политические силы вне зависимости от своих экономических и социальных взглядов. Официальный докладчик Европарламента по этому вопросу – глава французских зеленых Яник Жадо так обрисовывает ситуацию: CBAM представляет собой великолепную возможность совместить необходимость борьбы за климат с интересами территорий, промышленности, ростом занятости, укрепления суверенитета и реиндустриализацией. Одновременно будущий налог должен быть еще и ВТО-совместимым. Евросоюз не намерен отказываться от имиджа сторонника свободной торговли, он продолжает активно заключать соглашения о зонах свободной торговли и о поддержке взаимных инвестиций. Поэтому в резолюции Европарламента есть десятки напоминаний о том, что «механизм не должен стать инструментом дискриминации иностранных партнеров».

Тут есть очевидная проблема. Пока ЕС склоняется к тому, чтобы устанавливать ставку своего нового налога на основе цены углерода в европейской системе торговли квотами. Но там до сих пор, после 15 лет функционирования этой системы, почти половина квот выдается бесплатно. К удивлению многих, в проекте резолюции Европарламента не было призыва ликвидировать бесплатные квоты. Такая поправка появилась в ходе обсуждения резолюции, но потом исчезла. СМИ писали, что евродепутаты получали письма от лоббистов разных отраслей европейской промышленности с призывом ничего не менять, чтобы не навредить европейским компаниям. Так или иначе, но знаковая поправка была провалена. Получается, что сейчас Европарламент призывает Еврокомиссию установить такую «совместимую с правилами ВТО» систему, при которой иностранные поставщики будут платить углеродный налог, а значительная часть европейских предприятий не будет.

В связи с этим еще одно обстоятельство также заслуживает упоминания. Датский министр по климатическим проблемам Дан Йоргенсен обратился к Еврокомиссии с призывом ограничить спекуляции в системе торговли квотами. Там в преддверии «Зеленой сделки» случился массовый наплыв крупных инвесторов, в том числе хедж-фондов, которые начали квоты скупать. В результате их цена за последние шесть месяцев выросла на 50% и превысила 40 евро за тонну СО2.

В ЕС нет единства и по поводу использования полученных средств. Левые предлагают пустить «углеродные» деньги на помощь неимущим слоям населения, которые больше всего пострадают в результате предлагаемой меры. Зеленые считают, что эти деньги должны пойти на финансирование мероприятий по предотвращению глобального потепления и на помощь наименее развитым странам. Еврокомиссия же считает, что их нужно использовать для погашения займа, который она готовится сделать на рынке для финансирования плана по перезапуску европейской экономики. Тут наступает момент истины.

Евросоюз уверен, что вправе взимать новый налог с других стран, потому что у него самые большие амбиции в сфере борьбы за климатическую стабильность. Но ЕС не выполнил свою предыдущую программу по снижению объемов парниковой эмиссии до 2030 г., это стало понятно задолго до конца десятилетия. При этом Евросоюз принял самую амбициозную новую программу. И нет никаких оснований считать, что ее выполнит – что с углеродным налогом, что без него.

Дело не только в том, что снижение парниковой эмиссии в ЕС происходит только во время кризисов, из-за физического переезда энергоемкой промышленности в другие страны и за счет «промышленной реструктуризации» в восточноевропейских странах. Одновременно с «Европейской зеленой сделкой» Еврокомиссия готовит программу больших инвестиций в цифровой сектор, содействует возвращению промышленных предприятий в европейские страны и собирается запустить впечатляющую программу по обновлению европейской инфраструктуры. Все это очень ресурсоемкие и энергоемкие программы. А следовательно, и углеродоемкие.

И тут самое время вспомнить, что углеродные налоги – отличный инструмент для перераспределения средств. Например, для пополнения бюджетов.