Байден поджигает мировой дом

Список главных угроз человечества может пополниться риском глобального конфликта
Jonathan Ernst / Reuters

Контекст, в котором Джо Байден произнес фразу о «Путине-убийце», позволял если не отыграть, то смягчить реакцию, объяснив высказывание медийной ловушкой, размытостью вопроса или невысоким статусом беседы. Но случилось обратное: высказывание обрело предельную жесткость. Игнорировать его теперь невозможно, оно обязательно будет опосредовать любую дальнейшую коммуникацию с американской стороной. Персонализация всегда воспринимается острее, чем размытая критика государства.

Ситуация крайне нетипичная, как реагировать – непонятно, однако реакция требуется и внешней, и внутренней аудитории. Спонтанные выступления депутатов Госдумы в стиле «Байден – параноик, сраженный деменцией» выглядят зачетным порывом, но уверенности, что их услышит другая сторона, недостает. А без этого принцип политического мачизма ставится под сомнение.

Но если явление нельзя отменить или парировать, можно попытаться обратить его в свою пользу – хотя бы на домашнем уровне.

Самое логичное – сыграть на общественной консолидации, интерпретируя фразу Байдена в адрес Путина не как личное, а как национальное оскорбление. Путин разовьет публичный образ, который внушает ненависть американскому истеблишменту. Слова Байдена роняют акции российских компаний и рубль, но усиливают самого Путина, возвращая ему роль вождя в осажденной крепости и цементируя порядок вещей.

Российское политическое самосознание во многом живет за счет проекции на западное восприятие, перерабатывая поступающие оттуда импульсы в «угрозы», «победы», «догоняющие стратегии». Поэтому любая негативная реакция может быть обращена в энергию системы. Одновременно становятся более маргинальными и позиции протестных лидеров, которые отчасти вбирают в себя вину за новую фазу конфликта.

И все же, если выйти за пределы игровых комбинаций, мы видим совершенно непристойную историю. Лидер страны, обладающей потенциалом многократно уничтожить всю экосистему планеты, загоняет ситуацию в абсолютный тупик. Замечательные разговоры о зеленой политике, устойчивом развитии, ответственном потреблении и солидарной борьбе с инфекциями кажутся весомыми только в ситуации, когда люди вытесняют из сознания возможность глобального конфликта.

Среди основных угроз человечества, на которые указывают гуру западной цивилизации, значатся новые эпидемии, биотерроризм или климатические воздействия, но сама вероятность столкновения государств в принципе не вербализуется, блокируется в глубинах коллективной психики или выплескивается в виде неврозов. Это говорит о нарастающей инфантилизации политических систем, когда дети, чтобы отогнать призраков тьмы, могут устроить пожар в собственном доме.