Централизованные деньги в конце концов исчезнут

Это проблема для суверенитета России, но одновременно шанс создать национальную цифровую экосистему
Взрывной рост возможностей новых технологий и отставание России в их системном развитии ставят под угрозу не только экономическую состоятельность страны, но и ее суверенитет / Andrey Rudakov / Bloomberg via Getty Images

Общая капитализация рынка криптовалют в начале января 2021 г. превысила $1 трлн (а в феврале эту планку преодолела капитализация одного только биткойна). За прошлый год этот показатель вырос более чем в 5 раз. Крупные компании, часть из которых торгуется на NASDAQ, начали инвестировать в биткойн и альткойны (в «убийц банков», «цифровое золото», «золото 2.0») как в средство защиты денег от обесценивания. Покупка Tesla биткойнов на сумму в $1,5 млрд и планы компании принимать их в оплату за свою продукцию еще сильнее стимулируют рынок криптовалют.

По сути, появление еще в 2009 г. нового вида цифровых денег – биткойна – стало своеобразной общественной реакцией на масштабные проблемы с ликвидностью и банкротства крупных банков во время мирового финансово-экономического кризиса 2008 г. Впрочем, те же тенденции вынуждают правительства многих стран искать новые модели финансовой системы на основе национальных цифровых валют, выпускаемых центральными банками.

Одним из ключевых вопросов этих проектов является возможность полной смены традиционной двухуровневой финансовой модели. Эта модель основана на независимости главной структуры первого уровня – национального центрального банка, осуществляющего расчеты между кредитными организациями и обладающего монопольным правом осуществлять эмиссию денег и регулирование всей финансовой сферы. Структуры второго уровня – различные кредитные организации – обслуживают конечных клиентов.

Централизованные системы управления и их инструменты, включая денежную систему (так или иначе основанную на долларе), сегодня находятся в глубочайшем кризисе. Появление принципиально новой экономики, в которой управление реальными активами и производственными мощностями переходит в цифровое пространство, неразрывно связано с внедрением в оборот новых сущностей (цифровых профилей, блокчейна, смарт-контрактов, искусственного интеллекта) и связанных с ними цифровых прав. Соответственно, устаревшая «аналоговая» экономика и ее централизованная финансовая система являются препятствием на пути модернизации не только экономических, но и общественных отношений и институтов. Все это дает достаточные основания для постановки вопроса о необходимости скорейшего перехода на новую цифровую экономическую модель, основанную на принципах децентрализации и учитывающую новые технологические возможности и сущности.

В связи с этим сложившаяся монополия государства на эмиссию денег представляется уже не такой очевидной и незыблемой, тем более что полностью законодательно запретить эмиссию частных денежных средств не смогло ни одно государство, даже при жестком контроле со стороны национальных регуляторов. Примером таких частных денег в электронной форме являются, например, «Яндекс.Деньги» или WebMoney. Активное развитие получили также частные денежные системы в виде различных систем лояльности и накопления бонусов. Новая система расчетов, базирующаяся на принципах децентрализации, позволяет строить отношения между субъектами напрямую, peer-to-peer, без посредников, предлагать новые, но уже востребованные рынком услуги, базирующиеся на возможностях новейших технологических решений, и эта тенденция в конце концов неизбежно приведет к полному вытеснению из обращения централизованных денег в их традиционном понимании.

Природа цифровой экономики, построенной на новых сущностях, имеет наднациональный характер. Взрывной рост возможностей новых технологий и отставание России в их системном развитии ставят под угрозу не только экономическую состоятельность страны, но и ее суверенитет. На наших глазах уже произошло разделение мира на цифровые зоны влияния на Западе и Востоке. Бездействие или отставание в формировании собственной цифровой зоны влияния приведет к потере стратегической возможности определения места России в новой мировой политической, экономической и социальной системе координат.

Создание системы расчетов на базе универсальных стандартов цифровой валюты и инфраструктуры для ее внедрения в международных расчетах позволит России консолидировать усилия стран ЕАЭС и БРИКС по формированию суверенной цифровой зоны влияния, исключающей доминирование какой-либо из стран как внутри этих союзов, так и вне их. Только такой подход может обеспечить экономическую и политическую независимость страны со стороны цифровых валютных зон Запада (в первую очередь США) и Востока (в первую очередь Китая).

Учитывая фундаментальный характер преобразований, решение о смене модели финансовой системы должно приниматься максимально независимо от интересов разных участников, на основе политически нейтрального, экспертного подхода. Поручать эту задачу какому-то одному из существующих профильных институтов – в том числе Центральному банку – вряд ли целесообразно, так как в этом случае не будет соблюден принцип нейтральности и возникнет конфликт интересов.

Сегодня у России еще сохраняется уникальный шанс не только первой перейти к созданию национальной цифровой экосистемы государства, определяющей новый вектор развития финансовой системы и экономики в целом, а также всех социальных институтов страны, но и занять лидирующие позиции на глобальном рынке разделения труда новой цифровой экономики.

Другие материалы в сюжете